Четвериков Михаил Викторович
27.01.74 - 01.01.95
Гвардии рядовой, 81-го Петроковского дважды Краснознамённого орденов Суворова, Кутузова и Б. Хмельницкого Гвардейского мотострелкового полка.
Награждём орденьм Мужества (посмертно).
Скончался от ран в госпитале Моздока
Похоронен на Широкореченском кладбище города Екатеринбург.

Родился в Индии 27 января 1974 года во время зарубежной командировки отца на строительство меткомбината в г. Бокаро.


Из воспоминаний родителей Четверикова М. В.:
«С детства Мишенька рос самостоятельным, дружелюбным, очень контактным мальчиком. У него всегда было очень много друзей. Больших проблем с ним никогда не было — учился достаточно ровно (на четверки), был послушным, всегда был занят делом.

С 5 до 9 лет занимался фигурным катанием во Дворце спорта, но после болезни спорт пришлось оставить. И с 9 лет Миша увлекся радиоэлектроникой (занимался во Дворце пионеров), а затем компьютером и очень серьезно, так что к окончанию школы он стал профессиональным программистом. Это чрезмерное увлечение программированием помешало учебе в институте — заниматься изучением общеобразовательных дисциплин на первом курсе ему было неинтересно, гораздо интереснее было писать программы курсовых и дипломных проектов старшекурсников. В результате был призван в армию, хотя не хотел идти служить по одной причине — боялся, что в армии за 2 года деградирует как профессионал, так как прекрасно понимал, что не будет востребованным. Так и случилось, в военкомате заверили, что его направят в те войска, где можно будет использовать его знание в радиоэлектронике и компьютерной технике. Но отправили на учебу в мотострелковый полк в г. Самару.

По отзывам родителей и коллег по работе, Миша был не только талантливейшим программистом, но и прекрасно разбирался в устройстве любого компьютера. Еще учась в школе, он сам собирал компьютеры и занимал первые места на городских и областных выставках технического творчества.

Погиб Мишенька 1 января 1995 года в новогоднюю ночь при штурме Грозного. Ранение в грудь. 81-й полк был разбит полностью.

Декабрь 1994 г. и январь 1995 г. мы разыскивали сына и через Приволжский ВО, и Закавказский ВО, и через Министерство обороны. Никто не отвечал, хотя у сына сохранился медальон с фамилией и адресом, и сразу было известно, кто он и откуда. И только после того, как в «Комсомольской правде» была опубликована статья «Не опознать тебя, родной» 12 января, мы все поняли. Никто нам ничего не сообщил, пока сами не дозвонились до госпиталя в Ростове, там его нашли в списках погибших. А 15 января я летала в Ростов на опознание (из части, где он был, опознавать было некому) и сама везла его домой в цинковом гробу. То, что было в те дни в госпитале Ростова, не описать никакими словами, мне кажется, такого не было даже во время Великой Отечественной войны.

На наши запросы об обстоятельствах гибели сына нам не ответил ни один округ, ни МО.»


Статья В. Лебедева "Не опознать тебя, родной":
«— Мой сын в Чечне уже пятый месяц. Я ничего о нем не знаю, — сказала мне заплаканная женщина, которую я встретил у дверей информцентра Приволжского военного округа. Их здесь сотни — жен, матерей. В середине декабря из Самары на фронт убыл 81-й мотострелковый полк численностью 1114 человек. На сегодняшний день о их судьбе достоверно известно лишь то, что в новогоднюю ночь он попал в окружение на улицах Грозного и был расстрелян дудаевскими боевиками.

— Дорогие мои! — орет на женщин издерганный начальник информационного центра. Если вас интересует, пока в нашей стране Президент — Ельцин, а министр обороны — Грачев, обращайтесь в Государственную Думу. У меня есть только списки погибших и раненых, составленные оперативной группой, вернувшейся вчера из Моздока.

Я видел эти списки. В графе погибших 22 человека, 200 раненых, 138 пропали без вести. Как объяснил в приватной беседе один из сотрудников информационного центра, погибшими считаются только те, чьи тела удалось обнаружить и опознать. Неопознанные причисляются к пропавшим, к ним же пленные и дезертиры.

Впрочем, о том, что списки неполные, догадываются почти все. 6 января из Моздока прибыл первый самолет с ранеными, и о событиях той злополучной ночи Самара узнала, что называется, из первых уст.

— Мы вошли в город без прикрытия. Пехота разбежалась после первого же выстрела. А дальше нас начали просто методично жечь из гранатометов сидящие на крышах домов чеченцы, — вспоминает, лежа на госпитальной койке, спасшийся офицер. — Выскакивающие из горящих танков и БМП бойцы тут же попадали под перекрестный огонь снайперов и автоматчиков. Из нашего батальона уцелело максимум человек двадцать...

— Явное несоответствие между официальной информацией и рассказами искалеченных фронтовиков рождает неверие ко всему тому, что говорится от имени Министерства обороны.

— Просто покажите нам списки живых! — стонут собравшиеся. Но оные списки отсутствуют, и это только усиливает ощущение свершившейся катастрофы. Зато информация из госпиталя расползается по городу с потрясающей быстротой. Из разговоров с ранеными выясняется, что отправленный на передовую полк был фактически обречен стать пушечным мясом в этой бойне: 66 офицеров из 157 были призваны в армию после окончания институтов, более половины солдат и сержантов прослужили менее одного года. Отец младшего сержанта Михайлова так охарактеризовал уровень подготовки своего сына: «Я как ни приеду к нему, он все гараж своему командиру строит».

— Выйду из госпиталя, сразу напишу рапорт об увольнении, — откровенно говорит капитан Спиридонов. — Потому как вдруг понял, что нашей армии я нужен только здоровый. Как только это здоровье потеряно, мы остаемся наедине с нашими проблемами.

На грани бунта военный городок в Черноречье, где, собственно, и был расквартирован 81-й полк. В гарнизонном спортзале уже который день стоит накрытый черной скатертью огромный стол, при виде которого офицерские жены падают в обморок.

Для девяти из них эта жизнь уже потеряла смысл, остальные проводят свободное время в церкви, прося милости у Всевышнего.

Неопределенность порождает самые невероятные слухи. Большинство из них вертится вокруг 70 цинковых гробов, уже якобы прибывших в Самару и спрятанных на разных военных складах округа. Говорят, что выдавать их будут небольшими партиями до самой весны, дабы скрыть потери и избежать народного возмущения. Еще говорят, что у солдат перед отправкой в Чечню отобрали военные билеты: всех волнует вопрос — как будут опознавать убитых?

Молва чуть было не похоронила заживо тяжелораненого командира полка подполковника Ярославцева. Супругу офицера едва удалось привести в чувство после того, как местное телевидение выдало в эфир непроверенную информацию о его смерти. Ввел прессу в заблуждение «стопроцентный» источник, близкий к руководству военным округом. Точно такое же сообщение из штаба получил в тот вечер и я.

Самое ужасное в этой ситуации то, что из уроков новогодней ночи, похоже, не сделано никаких выводов. И тенденция переброски в Чечню необстрелянных пацанов в округе сохраняется. Скомплектован и практически готов к отправке целый пехотный батальон, составленный из 300 солдат-первогодков.

А вот тут-то, когда казалось бы, пришло время ответить на все поставленные обществом вопросы, вдруг обнаружилось, что отвечать на них попросту некому. В отпуск «до 14-го числа» ушел демократ-губернатор, догуливает рождественские каникулы губернская Дума, с высокой температурой лежит на собственной даче командующий округом Сергеев. Но это уже, кажется, мы проходили.»



биография взята из книги памяти Свердловской области "Вспомни и поклонись", спасибо Боттеру за фото
Хостинг от uCoz