Биографии

Солдатов Юрий Анатольевич
22.07.75 - 31.12.94
Ефрейтор, наводчик-оператор БМП-2 №214 4 мср 2 мсб 131 ОМСБр.
Погиб 31 декабря 1994 года в г. Грозный.
Похоронен на кладбище города Сургут Ханты-Мансийского автономного округа.

Родился 22 июля 1975 года
в посёлке Усть-Юган
Сургутского района Тюменской области.
Русский. Холост.
Папа - Солдатов Анатолий Фёдорович.
Мама - Солдатова Татьяна Михайловна.
Сестра - Оленька, 1985 г.р.

      Окончил 11 классов СШ №29 г. Сургута. В 1992 г., после окончания школы и до призыва в армию. Работал в локомотивном депо железнодорожной станции "Сургут".
26 ноября 1993 года районным военным комиссариатом города Сургут Ханты-Мансийского автономного округа был призван в ряды Вооруженных сил РФ.
Обучение прошёл в в/ч 73866 "д" Елань. После обучения местом дальнейшего прохождения службы стала в/ч 09332 (131 ОМСБр). Выполнял воинский долг на территории Чеченской Республики в составе
в/ч 09332 (131 ОМСБр) СКВО. Пропал без вести 31 декабря 1994 года в период боя за железнодорожный вокзал г. Грозного Чеченской Республики. Спустя 1 год и 7 месяцев тело его было найдено
в г. Ростов-на-Дону в вагонах-рефрижераторах "поезда смерти", благодаря мужественной настойчивости родителей Юры и судмедэксперта 124-й специальной медицинской лаборатории МО РФ - Владимира Владимировича Щербакова.

      Похоронен 10 августа 1996 года на кладбище города Сургут Ханты-Мансийского автономного округа.
Награждён орденом "Мужества" (посмертно). Указ Президента РФ от 12.03.1997 г.
На здании локомотивного депо станции "Сургут", в котором работал Юрий и в школе №29, где он учился, установлены мемориальные доски, посвящённые памяти героя.

Стих посвящен Юрию Анатольевичу Солдатову
погибшему 31 декабря 1994 г. в г. Грозном Чечня.

Сколько от горя седых матерей?
Сгубили мальчишек - юных солдат.
Кто в этом повинен? Кто виноват?
Только поздно кричать. Напрасны любые слова.
Юры нет! И не будет уже никогда.
Его призвали, ушел он служить.
Через год он приехал домой погостить
Юра знал, что его отправят в Чечню,
Но об этом не сказал ни матери, ни отцу.
Юра отдыхал на полную катушку,
"Что от жизни нужно брать все"
И он брал, не хотел пропустить ничего.
Будто чувствовал, что живым не вернется
Что жизнь, словно нить, в один миг оборвется.
Он так любил жизнь, не хотел умирать!
Юра знал, что мог не вернутся назад,
Друзьям лишь едва намекнул в разговоре,
Смеялся, шутил, уезжая в вагоне…
И вот колеса по рельсам стучат,
В части ждут! Товарищей он не предаст.
В памяти нашей остался таким,
Неунывающим, милым, ЖИВЫМ.
Служить осталось каких-то полгода
В столице Чеченской в последний день года
Слишком спокойно до трех часов дня,
Но как же обманчива та тишина…
Известна история Майкопской бригады:
Ее уничтожили нелюди, гады.
Крайние танки в колонне взорвали,
Чтобы средние с места сойти не смогли.
За несколько часов в упор расстреляли,
Как беспощадны бывают враги!
Безоружных ребят зверски убили,
Местным к погибшим подходить запретили
И земле предать они их не смели,
А по ночам собаки тела мальчишек ели.
Лишь спустя две недели после разгрома
В Грозный вошли части ОМОНа.
Стали искать погибших солдат.
На пленку снимать обгоревших ребят.
Год и семь месяцев Юру искали,
Пленки смотрели, но не узнали.
Юра был под номером двадцать четыре
Сколько раз родители видели сына?
Не признавали его с обгоревшим лицом
Но приметы сошлись. ЭТО БЫЛ ОН!
До последнего верили, что вернется домой.
Сколько будут литься слезы из глаз?
Не губите мальчишек! Пощадите же нас!
Никто не заменит нам наших парней
И не вернёт матерям сыновей
За что сгубили столько ребят?
"Теперь все напрасно", так все говорят.
Жизнь продолжается, но уже нет
Юных мальчишек девятнадцати лет.
Невозможно забыть лучших друзей,
Тех, кто любимей, тех кто нужней.

                          Одноклассница Юры,
                                   Елена Остапюк.


      Юра родился в рабочей семье. Родители Юры, приехали на Север в начале 70-х годов.

      Мама Татьяна Михайловна:
      «Папа Юры, Анатолий Фёдорович, после армии из Свердловской обл. Я, Татьяна Михайловна, по направлению из Тамбовской области. Была комсомольско-молодёжная стройка. Строили железную дорогу Тюмень - Сургут - Новый Уренгой. Познакомились, дружили, в 1974 г. сыграли комсомольскую свадьбу. Летом 22 июля 1975 года родился наш сыночек в посёлке Усть-Юган Сургутского района Тюменской области».


Полтора годика
      Мама Татьяна Михайловна:
      «Растили, нянчили, радовались его первым словам, первым шажочкам. В годик и месяц пошёл в поселковый детский садик, в младшую группу. Сразу плакал, а потом не могли забрать, не хотел уходить. Нравилось ему там играть с ребятами, с игрушками, любил рисовать, лепить».

3 годика, Москва, парк


4 годика, детский садик
      Мама Татьяна Михайловна:
      «В 4 годика мы повезли его на море. На берегу из песка лепил всякие поделки, был очень увлечён, никогда попусту не капризничал, не докучал ничем. Мог очень долго просидеть за этим занятием».

5 лет, детский садик
      Мама Татьяна Михайловна:
      «Потихоньку ненавязчиво подготавливали его к школе».

      Папа Анатолий Фёдорович:
      «В 1982 году 1 сентября Юра, в новой форме с новеньким портфелем, пошёл в 1-й класс
в Усть-Юганскую среднеобразовательную школу. Учился Юрик на хорошо и отлично, был очень эрудированным, подвижным мальчиком, на уроках всегда тянул руку так, что почти вставал из-за парты. Его первая учительница Татьяна Ивановна Бабоша всегда говорила на родительских собраниях в классе и школе большое спасибо родителям за хорошее воспитание сына. Он приходил со школы и жаловался, что его мало спрашивают. Ему хотелось отвечать, быть первым, быть отличником, хотя он им был всегда. Мы с удовольствием ходили на родительские собрания, где его всегда хвалили, ставили в пример, чем мы очень гордились.
В свободное время бегал с ребятишками, играли в войнушку, очень любил играть в хоккей. Весь в снегу, намокнет, замёрзнет, но всегда шустрый, подвижный, щёки горят.
Столько рассказов, кто кого обыграл. Всегда участвовал в игре "Зарница". Пришивали погоны, делали деревянные автоматы, собирали еду для привала и вперёд. Весело, интересно всё проходило. Затем считали погоны, у кого сорваны, тот проиграл. Юра всегда приходил
с погонами. Любил очень книги. У нас всегда было много книг, выписывали, покупали, доставали. Он читал историческую литературу, приключенческую. Ещё был небольшой,
а уже прочёл Александра Македонского.
      В 1985 году у нас с Татьяной Михайловной родилась дочка Оля, он и тут помогал мамке, возился с Олей. Гулял с ней».

Сестрёнка Олечка, 8 месяцев
      Мама Татьяна Михайловна:
      «В 8 лет он во дворе сам самостоятельно построил сарайчик для велосипеда:
      «Это у меня, папа. Гараж для моей техники».

Пионер Юра, школа п. Усть-Юган
      В 6-м классе в 1987 году за отличную учёбу и примерное поведение ему от Тюменской области дали путёвку во всесоюзный лагерь "Океан" г. Владивосток. 1 октября 1987 года он вместе с ребятами и девчонками, с сопровождающим их было 10 человек с Севера, уезжают до Тюмени поездом. В Тюмени к ним присоединяются ребята из южных районов области,
и они летят самолётом до Владивостока. Первый раз без родителей и такой продолжительный полёт он перенёс отлично. В лагерь "Океан" они прибыли 3 октября вечером. Его новый адрес был: Бухта Емар, г. Владивосток, ВПЛ ЦК ВЛКСМ "Океан", дружина "Бригантина", 12 отряд. Там их распределили по классам, кто в каком классе учился. Он попал в класс, у которого шефы были пограничники, их возили на экскурсии в погранотряд и на заставу, осталось
у него столько впечатлений, что он нам сказал, когда приехал, пойду служить на границу. Писал домой письмо об учёбе, о красивой местности, что их посвятили в погранцы и выдали форму. Для мальчика это очень важно, почувствовать себя защитником Родины. Возили их на экскурсии и во Владивосток на военные корабли, в лагере "Океан" он учился и отдыхал
1,5 месяца, домой он приехал 17 ноября 1987 года. Приобрёл очень много друзей,
в основном ребята из Сибири и Урала. Потом долго шла переписка и с мальчиками
и с девочками, с вожатой Леной. После лагеря он ещё года два переписывался с ними переписывался, особенно с Леной. Привёз нам на память о Дальнем Востоке морских звёзд
и морских ежей. Он их собирал сам на берегу океана. Много всяких фотографий. В школе нашего посёлка его класс расспрашивал о поездке в лагерь, друзьям своим он говорил: "Вообще всё класс, столько впечатлений". На всю жизнь у него оставались очень хорошие воспоминания о лагере, ребятах и вожатых.

Сочи, 1988 г., счастливые детки
      Родители Юры:
      «В 1989 году семья переезжает в г. Сургут п. Юность, Юрику уже 14 лет. В посёлке Юность он пошёл в школу в 8-й класс, где уже учились его лучшие друзья, с которыми он вместе ходил в один садик, в одну группу в посёлке Усть-Юган. Они переехали в посёлок Юность чуть раньше нас, это Денис Зуйкин, Сергей Губайдуллин, Руслан Головин, они были не разлей вода друзьями. Спортом занимались тоже вместе, ходили в группу бокса спортклуба "Локомотив" в микрорайоне "Железнодорожников". В школе у него очень хорошие отношения сложились с кл. руководителем учителем английского языка, Илидой Николаевной.
Он с ребятами и домой к ней ходили по праздникам, и в походы вместе, в лес, на Объ. Брали с собой магнитофон, гитару и провиант. Очень здорово проводили время. Возвращались усталые, грязные, невыспавшиеся, но с огромными впечатлениями, рассказами о своих приключениях.
      В 10-м классе ездили всем классом в г. Ташкент, Узбекистан. Говорил, что было очень интересно. Привёз оттуда много фотографий, тюбетейку на память, сувениры. Затем ездили
в Сибирский древний город Тобольск, где были в ссылке декабристы и вообще там очень много достопримечательностей. Он у нас много поездил, повидал. На море много раз были
в разных городах. Юра сам в 4 года и плавать научился. А уже постарше плавал в маске
с ластами и рассматривал подводный мир. Летом ездил к бабушке на каникулы
в Свердловскую область. Там ему очень нравилось, много молодёжи, весело, клуб, танцы. Встретил там свою первую любовь. Девочка Лена, тоже к бабушке приезжала. Они дружили не один год, переписывались, обменивались фотографиями, летом вновь встречались».
      Мама Татьяна Михайловна:
      «Очень терпеливый, трудолюбивый, умный, послушный мальчик был. С сестрёнкой Олей вынянчился, ухаживал за ней, сидел с ней, и в садик водил и из садика забирал. Потом
в школу и из школы. Он ведь старше её был ровно на 10 лет. Все говорили, он у вас как нянька. Он её очень любил, вот какие ей письма из армии, из "учебки" писал:

      «Здравствуй дорогая сестрёнка Олечка.
      Пишет тебе твой братик Юра, ты бы только знала, как я по тебе соскучился и по котёнку нашему. Он, наверное, такой же смешной. Ты с ним играй, но не балуй, а лучше занимайся уроками. Ты же можешь учиться, так что давай, учись хорошо. Обязательно слушай маму с папой, ведь ты теперь
у них одна помощница, помогай им, делай, что тебе говорят, тогда и они будут больше тебя любить. А как у тебя дела, чем ты занимаешься, наверное, учишься да гуляешь. Спасибо тебе большое за письмо, очень хорошо, что ты написала, молодец, пиши чаще, а я обязательно отвечу.
Ну, вот и всё, до свидания, целую, будь послушной».
                                                                                                          Юра

                                                                                                      7.01.94
      «Здравствуй сестрёнка Олечка!
      Пишет тебе твой брат Юра. У меня всё хорошо, служба идёт отлично.
У нас тут нормально, всякие занятия проводят, соревнования, так что живем, не скучаем. Всё время вспоминаю тебя, нашего котёнка и как ты с ним бесилась, прикол. Ты смотри, не обижай его, а то убежит и всё. А как у тебя дела
в школе, учишься хорошо? А то у меня тут спрашивают, как у тебя сестрёнка учится, а я и не знаю, как ты учишься, напиши. Давай учись хорошо, чтобы мне не было стыдно за тебя, ладно. Ну ладно сестрёнка, новостей больше нет, обязательно пиши, жду».
                                                                                                              Юра
      Любил музыку: "Наутилус-Помпилиус", "Кино" и т.д. Цой у него был кумиром и очень горевал, для него шок был, когда он погиб. У него все песни были, плакаты, портреты, календари. И он сам его нарисовал очень хорошо. Он любил рисовать, и это у него получалось. Юра играл на гитаре, пел, сочинял стихи.
      Он всегда был самостоятельный, надёжный, серьёзный. Даже в покупке одежды он маму не привлекал. Дадим денег, поедут с ребятами, всё купят, что надо. Всё подходит по размеру, цвету и современно. Перед армией купил замечательную норковую шапку, красивый пуховик, тогда модно было, но не успел ничего поносить».

      Мама Татьяна Михайловна:
      «В 1991 г. мы семьёй уехали в отпуск на большую землю, возвращаемся с отпуска, а дома здесь такое ЧП, погиб друг Юрика, Денис Зуйкин, сын так плакал, так плакал. Не мог найти себе места, ну а что поделать, жить-то надо, жизнь продолжается.
      Пошёл дальше продолжать учиться. В 1992 году наша семья получает благоустроенную квартиру в микрорайоне "ПИКС" (Промышленно-индустриальный комплекс строителей). Юрик заканчивает среднюю школу №29, ему почти 17 лет. В этом же году он устраивается
в локомотивное депо станции Сургут слесарем-дизелистом по ремонту тепловозов, где у него была практика и учёба 9-10 классов ОБЖ».

Школа, 11 класс. 1992 год

      Мама Татьяна Михайловна:
      «И на работу в ДЕПО устроился сам. Пришёл, говорит: «Мы перед армией поработаем,
а после армии будем учиться». Проработав 1 год и 2 месяца Юра уходит в Российскую Армию. Стали его вызывать в военкомат на комиссии, дело шло к осеннему призыву. Пришла повестка явиться в военкомат 1993 г. 26 ноября для призыва в Российскую Армию.
Не увиливал - пошел служить. Его так воспитали: быть честным даже в мелочах
и законопослушным, хотя сегодня это не в «моде». На проводы приехали родственники, собрались друзья. Гуляли почти всю ночь. Утром на вокзал. Юра почему-то всё говорил: «Жить нужно в кайф и от жизни нужно брать всё».

Проводы Юры, пир лился рекой
      В Тюмени на областном призывном пункте отбыл 7 дней, ждал «покупателей» пограничников, но так и не дождался, попал в пехоту, в Еланские лагеря под Свердловском, учиться на наводчика-оператора БМП.
      «Здравствуйте дорогие родители и сестрёнка Оленька.
      Пишет вам ваш сын Юра. Сегодня я дневальный и чтобы не спать, решил написать письмо. У меня всё хорошо, служба проходит нормально.
Уже начинаю привыкать, здесь оказалось много земляков из Сургута. А когда есть зёма, оно легче. Пробудем мы здесь до лета, короче полгода. Но могут отправить и раньше. Здесь оставляют самых толковых пацанов, так что посмотрим. Присягу мы будем принимать в последнее воскресение января,
но это пока не точно. Но всё равно ориентируйтесь по этому времени.
Я надеюсь, кто-нибудь из вас, да приедет на присягу. Точную дату постараюсь сообщить в телеграмме. За меня не переживайте, сержанты у нас нормальные, ротный тоже. Мне всё интересно как у вас там дела. Как учится Олька, как вы сами, живы ли, здоровы. А то я уезжал, мамка болела так. Я надеюсь, что всё обошлось. Как там наши пацаны, заходят ли, чем занимаются. Что у Серёги
с армией, как там Руслан. Мне всё интересно, потому что ещё слишком часто вспоминаю о доме, о гражданке. Так что постарайтесь писать как можно чаще, пускай Ольгушка пишет, а если возможно, приезжайте. Найти меня не трудно. Доезжаете до разъезда Еланский, переходите через мост и по дороге придёте прямо в дивизию. Если что, то можно будет спросить у кого-нибудь. Вы дойдёте до центрального КПП, оттуда можно позвонить к нам, в 1 учебную роту мотострелкового полка. Вам или объяснят, как до меня добраться, или придёт сержант из нашей роты, а может вместе с ним и я. Так что жду.
Ну ладно, буду заканчивать. Скоро Новый год, так что хочу сразу вас поздравить. Желаю вам всего самого наилучшего, счастья, большого здоровья
и хорошего настроения. Ваш любящий вас сын Юра. Ну до свидания, жду на присягу и писем побольше».

                                                                                                          14.12.93
      «Здравствуйте дорогие папа, мама и сестрёнка Олечка.
      Шлю вам большой привет из Елани. Тороплюсь сообщить вам новость, из-за которой и пишу это письмо. А новость такая, 7 января у нас будет присяга.
Так что приглашаю вас приехать и посмотреть на вашего сына военной форме, если сможете, конечно. У меня всё нормально, служба идёт потихоньку. Недавно я попал в наряд по соседней 3-й роте. Смотрю, у одного сержанта лицо знакомое, а вспомнить не могу и всё. Узнал его фамилию и обалдел, может помните в Усть-Югане Плотниковы жили, так вот Игорь Плотников тоже здесь служит, он уже год отслужил, уже дембель. Мы с ним поболтали,
он сказал, если что поможет, вот так. Курс обучения у нас будет 3 месяца,
с 5-го февраля начнутся экзамены, сдашь на хорошо - будешь младшим сержантом, а на отлично - будешь сержантом. А сержантов в основном оставляют здесь для обучения молодых, а остальных отправят по частям.
Ну посмотрим, как получится. У меня есть к вам небольшая просьба, привезите мне зубную пасту, пару тюбиков, зубную щётку, бритвенный станок, лезвия, иголки, мыла, сигарет, если можно блок и если можно кэмэла. И если можно, денег немного, пятисотками или тысячными. Извините, что столько прошу,
но здесь мне этого никто не даст. Теперь как доехать сюда. После Тюмени
на эелектричке до р-да Еланский примерно 5 часов, а там через мост и по дороге до центрального КП. Там пускай позвонят в мотострелковый полк в 1 роту, чтобы прислали сержанта. Или попросите, чтобы объяснили как дойти до нашей части. В принципе можно и самим найти. Идём по дороге, потом она идёт в гору, после будет проход возле КП, там никого не останавливают, идём дальше, по левой стороне дороги будет 3 здания, 4-этажная казарма, потом
3-этажное - это штаб и ещё 4-этажная казарма. В ближней по ходу,
в 1 подъезде слева, на втором этаже, наша рота. Вот так».

Присяга - верность Родине,
Пройти её ведь каждому солдату суждено,
Но не каждому, на деле, проверкой
Провести её дано, вот Юре, было...
Уже после присяги Анатолий Фёдорович приехал к Юре
Как из мрака выходят, предчувствие беды,
Тогда никто не понял, сейчас убеждены,
Вон тьма за спинами, уже настигла поджидает,
Уже расписана судьба, тьма тут не просто так, она всё знает...


Учился в учебке с начала декабря до конца мая месяца 1994 года, сдал экзамены на отлично
В Елани отпраздновал полгода службы
      «Здравствуйте дорогие папа, мама и сестрёнка Олечка.
      Пишет вам ваш сын, у меня всё в порядке, изменений пока ни каких нет.
У нас тут как в Африке, каждый день жара. Я даже успел позагорать немного. А сегодня с утра прошёл небольшой дождик, хоть посвежеет, пыль прибьет. Здесь уже всё зелёное, на деревьях листья уже большие, здесь уже настоящее лето. Говорят, мы даже не заметим, как пролетит лето. Через 19 дней будет уже полгода, как я ушёл из дома, останется только год, это радует. 11 мая
у нас будет большая отправка в войска. Если попаду в неё, дам знать, а если ничего не сообщу, то пишите ответ на это письмо. Сейчас у нас начали увольнять дембелей, смотришь, как они уходят и завидно, и радуешься за них, думаешь, пришло их время, значит и наше придёт. Вот такие у нас дела. Сегодня пойду в санчасть к зубному, надо зуб выдернуть, а то в последнее время начал побаливать. Итак, после некоторого перерыва продолжаю своё письмо. Приезжал папка, мы с ним посидели на КПП, поговорили, а вечером он уехал
в Свердловск. Папка показывал мне фотографии пацанов, я смотрел их и не находил себе места. Взял себе три фотки, остальные не стал брать, а то остальные потеряю, или порвутся, или ещё что. Вчера ходили в гарнизонный караул, охраняли склады с боеприпасами всей дивизии, сутки пролетели незаметно. Кстати, это письмо я начал писать ещё девять дней назад, напишешь немного, потом ещё немного. А то и писать было бы нечего, каждый день одно и тоже. Позавчера уехал домой Игорь Плотников, теперь он уже гражданский человек, ни каких забот, осталось только вспоминать о Елани.
Его провожала такая толпа, почти все дембеля полка. А у меня было такое чувство, как будто брата провожал. Взял у него фотографию и адрес.
Мы договорились с ним встретиться после армии. Он отдал мне свою афганку, кепку, сапоги, ещё подтяжки и ручку, которой я сейчас пишу. Жалко, что Игорь уехал, классный пацан. И вот сейчас уехал дембель Игорь Иванов, с нашей роты. Он из Сытомино, это под Сургутом. Везёт им, оттащили своё, а нам ещё год тащить воинскую повинность. Ну ладно, буду заканчивать, т.к. новостей больше нет. Пишите, чем вы там живёте, какие изменения, как Ольга там поживает. Поцелуйте её от меня, спасибо ей за письма, пускай пишет. Увидите ребят, передавайте им привет и за фотографии им спасибо. Увидите Руслана, скажите, чтобы написал обязательно».
                                                                                        Ну всё, до свидания!
                                                                                                            Целую!
                                                                                                               Юра!

                                                                                                          16.06.94
      Папа Анатолий Фёдорович:
      «Оставляли его в учебке сержантом служить, обучать вновь призванных ребят, не согласился. Я поеду, посмотрю Россию. Так он попал в столицу Адыгеи г. Майкоп в/ч 09332 131 Майкопская бригада быстрого реагирования. С 4 июня 1994 года пошла служба у сына в Майкопской бригаде в в/ч 09332 2-й батальон, комбат Назаров, 4-я рота. командир Леонов».
      «Здравствуйте дорогие папа, мама и сестрёнка Олечка!
      Привет вам из солнечного Майкопа от вашего сына. У меня всё нормально. Извините, что долго не было от меня вестей. Пока туда-сюда, пока ехали, пока освоились на новом месте. Теперь я служу в 131 бригаде быстрого реагирования в городе Майкопе, это 130 километров от Краснодара. До чёрного моря 100-120 километров. Вы не представляете, какая здесь жара, каждый день 30 градусов жары самое меньшее. Весь день потом обливаешься, сапоги нагреваются, ходишь, как по углям, через каждые пол часа бегаешь пить. Короче жарища невыносимая. Здесь всякой всячины растёт немеряно, вишня, черешня уже поспели. Прямо на улицах в городе растут яблоки, алыча, орехи, виноград. Скоро это всё поспеет, будем обжираться, осенью, говорят, бригаду завалят яблоками. В субботу, воскресение здесь ходят в увольнение в Майкоп, город небольшой, но получше, чем Елань. Короче говоря, я доволен, что попал сюда, правда, далековато от дома, но это не беда. Ребята здесь в основном русские, но и «чурки» здесь тоже есть, но живём дружно. Что здесь плохо так это увольняют на дембель долго, мы приехали 4 июня, почти все дембеля были ещё здесь. А в Елани их уже в мае уволили. Каждое утро на зарядке бегаем 1,5-2 км, а по воскресениям 3-5, в прошлое воскресение бегали 3 км, а в это побежим 5 км. С непривычки трудновато, да ещё жара убивает. Я попал в гранатомётный взвод, будем стрелять из АГС-17 (автоматический гранатомёт станковый). Это как пулемёт, только стреляет гранатами, сильная вещь. Скоро начнутся учения, посмотрим, что за игрушка этот АГС-17.
                  Адрес мой такой:
                  Республика Адыгея,
                  г. Майкоп-13,
                  в/ч 09332 "Б"
                  Индекс: 352713
      Адыгея - это не горячая точка, не переживайте, здесь 80% русские, так что здесь всё спокойно. Правда иногда посылают в командировку в Осетию,
но только по рапорту, да и там просто чрезвычайное положение. С роты нас сюда попало 20 человек, а человек 50 поехали во Владикавказ в Осетию. Со мной здесь, в одной роте, парень из Сургута, Юрик Фролов, на дембель хоть
не одному ехать. А как там у вас дела, чем занимаетесь, как погода. Ребята заходят или нет. Как сестрёнка-бандитка поживает. Давайте пишите обо всём, что у вас делается. А новостей у меня больше нет, но есть просьба. Вышлите, пожалуйста, перевод тысяч на 30-40, если не трудно. Поверьте, мне стыдно просить, но здесь их никто не даст, а без них в армии плохо».
                                                                   Ну всё, заканчиваю, до свидания!
                                                                                                         Пишите!

                                                                                                            3.06.94
      Довольно часты были различные учения, особенно запомнилось проходившее в сентябре.
                                          Привет из Майкопа!

      «Здравствуйте дорогие папа, мама и сестрёнка Олечка.
      Получил ваше письмо, привезли мне его прямо на полигон, замполит наш ездил в Майкоп и захватил его. Пробыли мы там неделю, только вчера приехали. У нас были там стрельбы, а в конце тактические учения. Тема у нас была «Рота в обороне ночью». Это было красивое зрелище. Представьте, среди ночи начинается настоящий бой. Из чего только там не стреляли, из автоматов, пулемётов, автоматических и ручных гранатомётов, из снайперских винтовок. Кидали боевые гранаты, пускали ракетницы. А мы, наводчики, стреляли из БМП, у нас там стоит пулемёт танковый и пушка, правда не обыкновенная, она стреляет снарядами. Такие пушки стоят на самолётах. Стреляли в основном трассерами. Светло аж было, как днём. Раньше я такое видел только по телевизору в «Служу Советскому Союзу». Короче захватывающее зрелище. Жили мы там как всегда в палатке, кормили нормально. Да мы и так там все сады облазили. Рядом посёлок был Псекупс, вот туда мы и бегали в самоходы. Груш, яблок, дынь, арбузов мы там наелись от души, а винограда там море.
Да и в Майкопе его тоже много. Погода у нас хорошая, не то, что тепло,
а просто жарко. Просьбу вашу на счёт фотографии постараюсь выполнить. Ну, вот я и заканчиваю своё короткое письмецо».
                                                                                   Новостей больше нет.
                                                                     Желаю вам счастья и здоровья!
                                                                                        До скорой встречи!

                                                                                                                Юра

                                                                                                           17.09.94
      В одном экипаже БМП-2 с Юрой служил тоже сургутский парен Юра Фролов, На должности механика-водителя.

      Мама Татьяна Михайловна:
      «Отслужив полгода, в Майкопе сыну за хорошую службу объявляют краткосрочный отпуск. 10 ноября 1994 года Юрик прилетает самолётом домой в Сургут, дослужить ему оставалось всего четыре месяца».

      Папа Анатолий Фёдорович:
      «Мамке звонит сосед, живёт ниже этажом Михаил Иванович Луц, Таня, беги быстрее домой с работы, сын в отпуск приехал, я был в это время тоже на работе. Так произошла встреча сына с мамкой, а затем встретились и мы с Юриком. Встреча сына с друзьями произошла очень бурно и весело, и так было до конца отпуска».
      На 3-й день отпуска он с друзьями съездил к родителям земляка, с которым служил
в одном экипаже БМП №214, Юриком Фроловым. Родители Людмила Николаевна и Павел Иванович Фроловы встретили, как положено сослуживца своего сына, передали тёплые вещи, посылочку, что разрешено служивым. Отпуск у Юрика продолжался. Все эти две недели он отдыхал на полную «катушку»: дачи, дискотеки и т.д. Его мама, Татьяна Михайловна, как-то сказала: «Ну, остановись хоть на минуту, сынок!». Юра, целуя ее в макушку, отвечал: «Мам, от жизни нужно брать все!» - словно чувствовал, что это последние дни дома. Он так хотел жить. Провожали Юрика всей компанией ребят и девчонок 26 ноября 1994 года самолётом Сургут-Краснодар».

      На прощание выкрикивал веселые напутствия. Это были последние слова Юры, которые услышали его родители и друзья. Ю. Солдатов знал, что его часть спустя две недели направят в Чечню, об этом он едва намекнул друзьям и ничего не сказал матери и отцу. Хотя тогда можно было сделать «липовый» больничный, перевести Юру в воинскую часть в Сургут, даже просто сходить в военкомат и попросить продлить отпуск. Отсрочка в две недели могла его спасти. Теперь об этом так мучительно думать близким, но кто знал, что предстоит Юре! Последнее письмо от сына пришло в середине декабря, где он попросил не писать ему
в течение трех месяцев, не объясняя, почему. Прилетев в Краснодар, добравшись до части, Юрик сразу же позвонил, что доехал хорошо и у него всё хорошо.

                              Привет из Майкопа!

      «Здравствуйте дорогие папа, мама и сестрёнка Олечка.
      У меня всё хорошо, долетел нормально. Летели пять часов на самолёте
Як-40, с посадкой в Казани. За то, что я опоздал, мне ничего не было,
я отмазался. Правда в наказание меня поставили в наряд по батальону дневальным. Но это не беда, не впервой. У нас тут выпал первый снег, но он скоро растает, потому что на улице тепло. На улице грязь, слякоть, не зима,
а чёрт знает что. Пока я был в отпуске, открыли новую столовую, раза в два больше старой. Ехал сюда, думал, что дембелей у нас уже всех уволили,
но оказалось, что половина ещё здесь. А дембель, который давал мне гражданку, уехал за два дня передо мной. Говорят, что увольняют дембелей, как кончается срок службы, 18 месяцев. Если так, то я должен буду уволиться в первых рядах. 4 июня будет 18 месяцев, как я был зачислен в списки части.
У нас сейчас новый старшина, мужик лет сорок, не нравится он мне.
Нас раскидали по новому штату, я так же и остался наводчиком-оператором во втором взводе. А мой механик-водитель теперь Юрик Фролов. Я когда приехал, он, как набросился на меня с вопросами, как там у нас, какие новости, какая погода. Вчера ходил к своему знакомому, отнёс ему гостинец и свою гражданку, посидели, поговорили, короче всё как надо. Ну, вот на этом я заканчиваю своё письмецо. Всего хорошего вам, крепкого здоровья, до встречи».
                                                                                   Крепко целую ваш Юра

                                                                                                            28.11.94
      А чуть позже пришло последнее письмо от сына, которое мы получили 12 декабря 1994 года, написанное 2 декабря, в нём он старался не побеспокоить семью.
                              Привет из Майкопа!

      «Здравствуйте дорогие папа, мамочка и сестрёнка Олечка.
      Я жив, здоров и у меня всё нормально. А пишу я вам это письмо, потому что есть одна новость. С первого декабря у нас начался учебный период. И поэтому завтра мы уезжаем на полигон под Краснодар. Там у нас будут учения, будем стрелять, водить БМП. И пробудем там мы месяц, а может и больше. Так что некоторое время вестей от меня не будет. И поэтому вы тоже пока не пишите, как приедем, я сам напишу. Деньги тоже не высылайте. Да у меня ещё из дома остались и я получил отпускные, которые не получил перед отпуском. На нас ведь был приказ, а отпускные не выдавали, из-за праздников. Поэтому
я приезжал нелегально. Сегодня целый день собирались, суетились и только вечером вспомнили, что надо написать домой, поэтому мы с Юриком Фроловым нашли только один конверт. Поэтому у меня будет к вам просьба. Позвоните Юркиным родителям по телефону 21-72-30 и передайте им, чтобы не писали ему, что мы уехали на учения, ладно? Ну ладно, короче у меня всё хорошо.
Всех целую, передавайте всем привет».
                                                                          Ну до свидания, до встречи!
                                                                                                                 Юра

                                                                                                                2.12.94
      Мама Татьяна Михайловна:
      «А мы уже знали, какие учения, 11 декабря 1994 года Борис Ельцин объявил о вводе войск в Чечню для наведения конституционного порядка. Как говорит народ, на войну,
так начались для нашей семьи неспокойные дни и ночи».

ВЕРСИИ ГИБЕЛИ БМП-2 №214

      Все, что достоверно известно о БМП №214, так это то, что тридцать первого декабря 1994 года, в 14 часов 30 минут, она в составе второго штурмового отряда 131-й Майкопской бригады вошла в город Грозный со стороны совхоза «Родина» и дошла до пересечения Старопромысловского шоссе и Алтайской улицы.

      Установлено, что в «двести четырнадцатой» на момент гибели находилось восемь человек (хотя были некоторые сообщения, что семь):

1. зам. ком. 2 мсб по вооружению майор Климентий Николаевич Манкиров;
2. механик-водитель БМП №214 4 мср рядовой Юрий Павлович Фролов;
3. наводчик-оператор БМП №214 4 мср рядовой Юрий Анатольевич Солдатов;
4. наводчик-оператор 4 мср рядовой Владимир Алексеевич Короткий;
5. наводчик-оператор БМП 4 мср рядовой Алексей Борисович Афанасьев;
6. сержант 4 мср Александр Владимирович Поляков;
7. гранатомётчик 4 мср рядовой Александр Шамильевич Докаев;
8. рядовой Алексей Викторович Хоменко.

Как они погибали, не совсм понятно, данные различны.

      Версия №1:
      Колонну начали долбить еще во время движения по шоссе. Об этом рассказывает семь раз ездивший в Чечню на поиски своего сына отец - Анатолий Солдатов: «Боевиков было
50 человек, они как раз шли по Старопромысловскому шоссе. На перекрестке с ул. Алтайской были институт, пожарная часть и автоколонна, там они и засели. Четыре или пять БМП были сожжены сразу».

      Версия №2:
      БМП-2 №214 подверглась обстрелу из гранатометов на ул. Маяковского, но осталась на ходу и попыталась вернуться к оставленным на перекрестке санитарным машинам, чтобы эвакуировать раненого майора Манкирова. Об этом свидетельствует командир ремвзвода
ст. прапорщик Жорник, участвовавший в том бою: «Во время совершения марша
по проспекту Маяковского колонна в 14.15 попала в засаду, и батальон принял бой.
Экипаж БРЭМ № 504 в ходе боя с целью оказания помощи поврежденной машине БМП-2
и спасения тяжелораненого майора Манкирова закрыл ее своим корпусом».

      Версия №3:
      Согласно третьей версии, у машины «слетела гусянка, колонна ушла, а 214-я, перевязочная, БРЭМ и еще две БМП остались. Гусянку натянули, но тут подоспели боевики… Судьба этой БМП неясна до конца, как неясна судьба остававшихся с ней БМП-2 №230 и БМП-2 №232, как неясна судьба и перевязочной, как и неясно, сколько вообще техники там оставалось».

Описание боя военнослужащими бригады и свидетелями гибели боевых машин
приведены ниже.

      Клупов Р. М.:
      « ... по 2 МСБ: … он (2 мсб) стоял на Нефтянке левее нас (1 мсб), и выдвинулся после нас
в интервале 1-2 часов. Шел по тому же маршруту».

      Командир рем.взвода 9 отб ст.прапорщик А.Е. Жорник:
      «Я был придан во 2 МСБ в тех замыкание провести колонну, но служил в танковом батальоне. Во время совершения марша по проспекту Маяковского колонна в 14:15 попала
в засаду, и батальон принял бой. Экипаж БРЭМ №504, в состав которого входили майор Гоголев В.Н. и механик-водитель старший прапорщик Жорник А.Е., в ходе боя с целью оказания помощи повреждённой машине БМП-2 и спасения тяжелораненого майора Манкирова, закрыл своим корпусом БМП-2 [БМП-2 №214] Майор Гоголев вёл прицельный огонь из автомата по засевшим в близлежащих домах дудаевцам. Выстрелом из гранатомёта
в кормовую часть, БРЭМ был повреждён и загорелся. Владимир, для смены магазина, опустившись в люк машины, сказал: «Толя, горим», и в этот момент вторым выстрелом из гранатомёта сквозь броню машины он был тяжело ранен в брюшную полость».

      Воспоминания жителя г. Грозного:
      «Мимо дома, куда мы убежали от бомбёжек города, по улице Кольцова тоже шла колонна БТР (без пехоты) и машины с красным крестом. Она вывернула на Старопромысловское шоссе, повернула в сторону города и была растерзана у Нефтянки».

      Анатолий Жорник:
      «На БМП [БМП №214] в которой находился м-р Манкиров, при въезде на ул Алтайскую слетела гусеница. Пока мы натягивали гусеницу, основная колона 2 МСБ ушла. С нами остались тылы, т.е. медицинская-перевязочная и прочие вспомогательные машины. В этот момент, на выручку колонне, попавшей в засаду, пришёл танк бортовой номер 514,
а горящий БРЭМ начал выход из боя, вместе с ним выходить начал БРЭМ-4 [из 2 мсб]
ст. прапорщика Залина В.А. На пересечении Старопромысловского шоссе и проспекта Маяковского горящий БРЭМ встретил танк командира батальона №500 под командованием подполковника Горьковенко Э.А., который выстрелом вдоль БРЭМ сбил пламя c горевшей машины. В дальнейшем сопроводил повреждённый БРЭМ с тяжелораненым по улице Первомайской до блок-поста в районе речки Нефтянки. На котором майор Гоголев был передан медикам 81 чернореченского полка, которые доставили его в полевой госпиталь ЛенВО в по. Толстой-Юрт. Врачи боролись за жизнь Владимира более четырёх часов,
но ранение было очень тяжёлым, и в 20 часов 31 декабря 1994 года майор Гоголев В.Н. скончался. Манкировскую подбили первую, потом я получил две пробоины, потом был ранен к-н Плющ, а я на горящем БРЭМе пошёл по Старопромысловскому шоссе, где встретился
с п/п-ком Гарьковенко, который выстрелом сбил пламя и сопроводил до блок поста,
где передал раненого м-ра Гоголева подъехавшим медикам. Там залил воды в пробитую систему охлаждения и поехал на Северный. Дотянул до ближнего пригорода и двигатель заклинил. М-ра Гоголев, я сдал медикам в 15 часов,а скончался он в 20 часов
в 650 медицинском отряде специального назначения, в/ч 63392, он стоял в с.Толстый-Юрт».

      Из описания боя:
      «Экипаж, в составе которого находились рядовой Афанасьев А.Б. и сержант Поляков А.В., эвакуировался из БМП и скрылся в близлежащих постройках. По словам очевидцев,
с той стороны длительное время ночью слышна была стрельба. Тело рядового Афанасьева А.Б. на месте боя обнаружено не было, он был зачислен в списки пропавших без вести».

      Сын Климентия Манкирова Константин Манкиров:
      «Самое банальное, что отец мог туда и не попасть… Непосредственно на марше на город он подорвался на фугасе, трак слетел, он остановил сзади идущую БМП №214, в ней сидел
какой-то выпускник 94 г. военного училища, лейтенант и высадил его, оставив его со своей «разутой» машиной, а сам сел в его мащину №214, т.е. экипаж был не его. Этот лейтенант стал полковником, и до сих пор, когда бывает в Майкопе или в кругу людей, знающих обо всем говорит спасибо этому стечению обстоятельств и моему отцу, он так и не попал
на штурм, а остался дожидаться рембата».

      Как бы там ни было, местные жители, видевшие тот бой, описывают его так:
      «... Когда боевики подожгли машину, солдат вытащил из нее своего раненого сослуживца
и, отстреливаясь, перенес его в подвал. Затем, вызвав огонь на себя, попытался отвести боевиков от раненого друга. Отстреливался до последнего. Дудаевцы смогли взять его в плен только тогда, когда у него закончились боеприпасы…. Бандиты отволокли российского солдата в расположенную поблизости баню и почти двое суток пытали. Но, судя по всему, сломать его волю не смогли. Автоматными очередями перебили ему руки и ноги, отрезали уши, а на спине попытались вырезать звезду. Только потом застрелили. Звали его вроде бы Владимиром - невысокий, темноволосый. Других подробностей нет. Нет сведений и о судьбе раненого. Дудаевцы отыскали его на следующий день и увезли».

      Отец Анатолий Солдатов выяснил следующее:
      «2 декабря знаменитая Майкопская 131-я бригада, куда после отпуска вернулся Юра, отправилась в поход на Грозный. В ее составе было около 700 солдат. От Грозного до места дислокации бригады семь часов езды на автобусе. Когда войска пересекли границу кавказской республики, навстречу им выходили женщины со словами: «Ребята, не надо туда ехать. Вас там ЖДУТ!».
      Но приказ есть приказ. Длинная колонна военной техники медленно продвигалась к своей последней цели. За время пути 45 солдат сбежали из бригады, все остальные остались
в строю. Военное командование хорошо продумало, как комплектовать экипажи: бок о бок сидели земляки, те, которые не покинут друга, и если надо, то своим телом напарника прикроют. Наводчика-оператора Юру Солдатова в один экипаж посадили с его тезкой
и сверстником Юрой Федоровым, тоже сургутским девятнадцатилетним пареньком.
      До трех часов дня 31 декабря в Грозном, в канун Нового года, было необычайно тихо. Позже на Старопромысловском шоссе часть колонны Майкопской бригады за несколько часов была в упор расстреляна боевиками. Многие даже не успели выстрелить. Обгоревшие, изуродованные тела девятнадцатилетних пацанов боевики сгребли в кучу возле подбитых БМП на улице города. В течение двух недель к ним под угрозой расстрела никого из местных жителей не подпускали. Многие погибшие обгорели в «бэхах», запах горелого мяса манил грозненских дворняг. По ночам в течение двух недель собаки ели трупы наших российских мальчишек!».

      Отец Анатолий Солдатов рассказывает:
      «... две женщины все-таки вышли ночью, не побоявшись расстрела, и перенесли
в подвал четырех погибших. Больше на себе унести не смогли. На стене подвала они высекли имена ребят, которые узнали из военных билетов. Тем первым штурмовавшим город еще
не выдавали металлические нагрудные медальоны - в кармане каждого лежал бумажный военный билет, который легко сгорал в БМП. Порой огонь не оставлял и зацепки для опознания погибшего.
      Через две недели после начала штурма начал очищать Старопромысловское шоссе было московский ОМОН. Потом он собирал погибших солдат. Кто-то, предусмотрительно отдал приказ снимать тела ребят на видеопленку для последующего опознания, но о ее существовании родители без вести пропавших узнали спустя полгода. Погибших отвозили
в Ростов и Владикавказ, где для них уже были приготовлены железнодорожные вагоны рефрижераторных секций».
                                                                                                                (статья из газеты)

Место гибели БМП №214
Родился юный человек и озарил свеченьем дом,.
Назвали Юрой, стал надеждой и опорой в нём..
Рос, всех тянул к себе поближе, дружным был,.
Компанию собою освещал, на то всегда хватало сил..
Он каждый в мире свой момент прошёл на полную катушку, то девиз,.
Лететь, бежать, идти, по-полной, никогда не глянув вниз..
Парить над миром, озаряя, зажигая страстью всё вокруг,.
Как, будто этот миг последний для него на свете, вдруг..
Сгорел он быстро и не тлел, так было предначертано и надо,
Он Данко был, что вырвав сердце должен был уйти так рано...
Придти и жить, вот смысл его малой жизни на Земле,.
Со смертью Юры сила поселилась в обожаемой сестре..
Судьба такая и её не обойти, не изменить,.
Но как же нам без Юры. зная всё, прожить…

Начались долгие мучительные поиски сына для семьи Солдатовых

      Год и семь месяцев искали сына - рядового Юру Солдатова, наводчика-оператора БМП-2 №214 - родители, метавшиеся между Россией и Чечней, ещё дольше. Три года искали родители рядового, механика-водителя этой же БМП Фролова Юрия Павловича.
Еще теплилась надежда, может быть, он жив, может, где-то в плену. Опрашивая местное население в г. Грозном, свидетелей ввода российских войск в Чеченскую Республику, Фроловы и Солдатовы пытались восстановить картину гибели Майкопской бригады.
Какая-то женщина нашла обгоревший военный билет Фролова Юры и передала родителям (тогда у солдат еще не было жетонов с личным номером для опознания). Ясно стало одно: искать сыновей нужно было в вагонах-рефрижераторах Ростовского «поезда смерти». «Сколько раз мы проходили мимо останков тела под № 24, не подозревая, что это
наш сын!» - вспоминают родители Юры Солдатова. И лишь спустя 19 месяцев опознание было завершено, Солдатовы похоронили сына на родной земле.

      Вот что записал со слов очевидцев Павел Фролов, отец второго Юры (Юра Фролов) находившегося в одной БМП-2 №214 с Юрием Солдатовым:
      «Я, Бабаян Ашот Эммануилович, находился 31 декабря 1994 года на территории пожарной части, где я работаю. Примерно между 2-3 часами дня на перекрестке Старопромысловского шоссе с улицей Алтайской была подбита головная машина
БМП-2 № 214 Российских Вооруженных сил. Ее подбили незаконные вооруженные формирования или просто боевики. Было несколько попаданий, одно из которых было
в переднюю броню, сверху, ближе к механику-водителю. В процессе поиска возможных раненых боевики наткнулись на военнослужащего, который подавал признаки жизни, нижняя часть тела была сильно обгоревшая, имя свое он не назвал, а сказал только, что он адыгеец
и пришел сюда не по своей воле. После этого боевики его добили. Его возраст примерно
25-28 лет. С моих слов записано верно».

      Папа Анатолий Федорович Солдатов:
      «Первый раз я попал в Чечню в начале февраля 1995 года, там, в аэропорту Северный
г. Грозный в бригаде, где служил мой сын узнал, что они все погибли, кто входил
в г. Грозный во главе с командиром бригады и начальником штаба. Так начались мои поездки в Чечню по поискам сына Грозный-Ростов, Ростов-Майкоп, Ростов-Владикавказ,
Ростов-Волгоград. Опознал я сына в госпитале Ростова-на-Дону 3 августа 1996 года,
а 9 августа привезли его на Родину в г. Сургут грузом-200. В общей сложности за год и семь месяцев, в течение которых я искал своего сына во время войны в Грозном, я провел там три с половиной месяца, по крупицам собирая информацию о Майкопской бригаде. В нашем семейном фотоальбоме есть снимок улицы, на которой стоят цветы погибшим».
      Когда родители без вести пропавших ребят, так и не найдя своих сыновей, решили подать
в суд на командование бригады, выяснилось, что приказ о наступлении был устным. Погибли все командиры Майкопской. Нет никакой бумажки с подписью, где было бы сказано
о наступления бригады на Грозный, а значит, нет и виноватых (прим. от создателей сайта: Справедливости ради нужно сказать, что судить нужно не командование бригады,
а организаторов такого вот штурма...)... Сопоставляя события о которых кричали все средства массовой ин формации, и то, что от сына, часть которого была расположена рядом с Чечней,
не было ни весточки, Солдатовы забили тревогу: «Где он? Что с ним?». На запрос
в воинскую часть им телеграфировали: «Ваш сын не пришел к месту расположения части». Потом Солдатовы получили официальный документ, в котором говорилось, что Юрий числится без вести пропавшим.
      За время поисков отец Юры Анатолий Федорович в Грозном был три раза. В середине февраля 1995 года в Моздок прибыла группа сургутян с гуманитарной помощью Мужчины, среди них был Анатолий Солдатов, лекарство оставили в госпитале имени Бурденко и на следующий день сели в машины, которые отвозили в Грозный «горючку». Добравшись до города, Анатолий Федорович разыскал остатки Майкопской бригады, а там и сорок дней после трагедии 31 декабря отметили, помянув погибших. Во время войны многие родители
в надежде отыскать своих сыновей подолгу жили в воинских частях, потом матери без вести пропавших солдат там же устраивались на работу поварами или медицинскими сестрами.
Как и солдаты, они получали ранения. Матери снова и снова отправлялись в Грозный, надеясь, что их сыновья живы. С Анатолием Федоровичем своего сына, который был
в экипаже вместе с Юрой Солдатовым, разыскивал Павел Фролов Он его искал ещё
дольше - 3 года. В Грозном во вторую поездку А.Солдатов и П.Фролов узнали, что во Владикавказе стоит несколько вагонов-холодильников с телами погибших. Приехав в город, отцы отправились к вагонам. Поначалу рефрижераторные секции не освещались.
«Благо, у Паши был фонарик», - вспоминает Анатолий Солдатов. Среди погибших сыновей отыскать не удалось, им сказали, что все тела отправлены в Ростов. Там они тоже ходили по вагонам в надежде отыскать останки своих сыновей. Погибшие солдаты, изуродованные
и обгоревшие, многие из них неузнаваемые, в три яруса лежали на полках. Иногда матери падали в обморок, зайдя в рефрижераторную секцию, так и не осмотрев всех погибших.
      Узнав о существовании видеопленки, родители отправились в столицу, в штаб московского ОМОНа. Пленку показали. Одна женщина опознала своего сына, останки которого находились в ростовских рефрижераторах, но в Ростове тела не было. Может быть, его уже кто-то увез. Павел Фролов 26 июня 1995 года в столице по пленке опознал череп своего сына, но в Ростове также ничего не нашел И опять родители уехали в Грозный. Анатолий Федорович вместе с другими отцами и матерями, надев респираторы, искали своих сыновей в разрытой экскаватором братской могиле в столице Чечни, даже зная, что здесь
в основном захоронено мирное население.
      Тем временем рефрижераторные секции пополнялись. Среди погибших было мало опознанных. В феврале 1996 года, спустя год войны, было принято решение захоронить все тела из холодильников в братской могиле. Возмущенные женщины, матери без вести пропавших, приехали в Москву пикетировать Государственную Думу. Среди них была Ольга Морозова из Саратовской области, она сыграла очень важную роль в поиске Юры Солдатова. Женщин принял председатель Комитета по обороне при Государственной Думе Лев Рохлин, которому многие родители очень благодарны. С его помощью с братской могилой решили повременить. Более того, в Ростов были направлены лучшие судмедэксперты под руководством Владимира Щербакова. Нашлись деньги на компьютеры, куда заносились все приметы без вести пропавших солдат. Родители перестали ходить по вагонам. Им показывали видеопленки с изображениями всех погибших солдат, которые находятся в ростовских рефрижераторных секциях. На то время это десять видеокассет, на каждой заснято
80 погибших. Лица, ноги, руки обезображенных огнем погибших судмедэксперты стали чистить. На каждое тело по приметам приходится по нескольку родителей, им присылают вызовы, и они опять начинают опознание своих сыновей. Просто так погибшего не отдают. Сверяют по шрамам, группе крови, переломам. Ольга Морозова привезла в Ростов слепок зубов свое го сына в двенадцатилетнем возрасте, по нему ей нашли якобы ее ребенка. Однако женщина сказала, что у ее сына был на лице шрам, и потребовала, чтобы суд медэксперты очистили обугленное лицо погибшего.
      Пока Анатолий Федорович искал сына в Ростове, Грозном. Москве, его жена была дома. Татьяна Михайловна рассказывает, что за год и семь месяцев обошла всех гадалок в Сургуте. Кто-то говорил, что Юра жив, кто-то - обратное. Но она до последнего верила, что он где-то
в плену, что жив, вернется домой. «Разве можно иначе?» - говорит мать. За месяц до последней поездки в Ростов Татьяна Михайловна пришла в церковь и попросила иконку, которая помогла бы отыскать сына. Ей предложили купить икону Божьей матери взыскание погибших. Татьяна Солдатова возразила: «Но у нас же без вести пропавший!» - на что ей ответили: «Берите, она поможет». В этом году у Татьяны Михайловны отпуск был в июле. Она не раз просилась у мужа съездить в Ростов, хоть раз посмотреть самой. А тут еще так сердце потянуло туда. Анатолий Федорович согласился. Все шло необычайно гладко - билеты взяли на поезд до Ростова сразу же, без проблем. Приехали в пятницу вечером, разместились в военной гостинице «Звезда», где бесплатно останавливаются все родители без вести пропавших. Наутро пошли в лабораторию судмедэкспертизы и стали отсматривать пленки.
К ним подошел Владимир Щербаков, и спросил, какие приметы были у Юры. Солдатовы ответили. Владимир Владимирович показал фотографию. ЭТО БЫЛ ОН.
      По пленкам он был под номером 24. Сколько же раз они видели его тело, так и не узнавая обугленное лицо сына. «Я вам вызов готовлю», тихо сказал Владимир Владимирович,
а потом добавил: «Через две недели к вам в Сургут пришла бы повестка. А вы сами приехали». Тело привезли из холодильника: «Вы знаете, что будете смотреть?» - спросили Солдатовых «Кто, как не мы?» - ответили отец и мать, насмотревшиеся за год и семь месяцев на истерзанные тела российских мальчишек, с застывшим ужасом мучительной смерти на лице. При дальнейшем опознании сходилось все: группа крови, грудная клетка, которая уцелела, и даже единственный оставшийся отпечаток пальца погибшего. Все были поражены, что спустя год и семь месяцев Солдатовы нашли своего сына. Вечером из Грозного приехала Ольга Морозова и долго плакала, рассказывая свою историю. «Слава Богу, грех я большой с души сняла! Не увезла его к себе!» - причитала измотанная поисками женщина. У погибшего после чистки на лице не было шрама, он не был ее сыном. Это был Юра. Юрка Солдатов, заводила всей компании, надежный друг, сын, ЕДИНСТВЕННЫЙ ПРОДОЛЖАТЕЛЬ РОДА СОЛДАТОВЫХ...».
Никто и никогда не пережив всё это не поймёт,
Как среди тлена отыскать дитё своё,
Что значит радоваться, что вот, нашли среди погибших,
А не без вести он записан всё ещё, подвисший...
Прощание с Юрой

Пустота в глазах сестры, рано повзрослела вмиг,
Она убита наповал, Юра больше не поиграет не приласкает ни на миг,
Мама без слёз, все выплаканы уже давно,
Было счастье, полная чаша, но вот так вот уходит, ушло...
      Папа Анатолий Федорович Солдатов:
      Похороны сына прошли на городском кладбище, было очень много народу, пришли все друзья, девчонки, учителя, школьники, все, кто знал Юрика, был первый заместитель главы
г. Сургута Новицкий Вячеслав Фёдорович, военком города Свистунов Виктор Николаевич, был военный эскорт, почётный караул, было это 10 августа 1996 года. Можно сказать,
что в последний путь Юру проводили всем городом.

      Папа Анатолий Федорович Солдатов:
      По прошествии времени, я - Солдатов Анатолий Фёдорович и моя жена Солдатова Татьяна Михайловна гордимся своим сыном, что он не нарушил присяги, не предал ребят,
с которыми служил, остался верным воинскому долгу и чести, защитил всех нас,
родных и близких.
      Вот так закончилась автобиография нашего сына. Всего несколько страниц 18-летней жизни нашего горячо любимого парня сына и брата Юры. Всё не опишешь словами,
это нужно пережить!

      А весной 1997 года Юру посмертно указом Президента Российской Федерации от 12.03.1997 наградили орденом Мужества №155763.

Летом установили памятник

             
На могилке цветы, красиво, степенно,
Постарались родные, друзья, коих сто человек,
А от страны ему что, как Юра-тёзка и пел в своё время,
Железная бляха. да пластмассовый веник...
В ДЕПО, где работал Юра, в 1998 году открыли мемориальную доску
      В школе создан мемориал в честь Юры, где проходят самые торжественные митинги, открыли музей Боевой Славы, где есть экспозиция, посвящённая ученику школы №29 г. Сургута Солдатову Юрию, погибшему при исполнении воинского долга
в Чечне.

Школа, открытие мемориала 9 мая 2002 г., родители, одноклассники Юры и подростающее поколение

      Мама Татьяна Михайловна:
      «Начиная с детского садика и до его гибели, все фотографии, документы. Рисунки, дневники, две книги памяти и т.д., мы всё отдали в музей. Создал музей учитель истории, участник боевых действий в Афганистане, подполковник запаса, Драпатый Василий Васильевич. Он его выстрадал, дай Бог ему здоровья! Педагоги и учащиеся школы №29 решили ещё больше увековечить память нашего сына, создав спортивный клуб в честь нашего сына, где проходят соревнования на кубок имени Юрия Солдатова. В городе открыт замечательный памятник погибшим воинам интернационалистам и воинам, поддерживающим конституционный порядок в Чеченской Республике».

Каким Юра был

      Мама Татьяна Михайловна:
      «Он был высокий, стройный, очень обаятельный человек. Его зеленоватые глаза говорили о его добродушии, умении идти со всеми в контакт. Был очень лёгким в общении, мог со всеми найти общий язык. Его доверчивая, добрая улыбка всегда располагала к нему.
Он всегда был окружён друзьями, товарищами. Его заразительный смех всех покорял. Взгляд у него, такой решительный, ласковый, что, кажется, он хочет обнять всех и придти каждому на помощь. Он всегда был опрятен, чисто и современно одет. Носил короткую волевую причёску. Ходил не сутулясь, стройно, имел красивую осанку. При рукопожатии он крепко жал руку своей крупной тёплой ладонью. У него очень красивый, с хрипотцой голос.
При разговоре он завораживал собеседника мелодией голоса. Его могли слушать часами.
Во всей его внешности сквозила молодость, удаль, смелость. Кажется, что ему не было непреодолимых преград. Жизнелюбие из него било фонтаном. Вот такой он был!».

      У Солдатовых есть ещё любимая умница дочь, но сына им никто не заменит. Что осталось у матери и отца после сына? Фотографии Юры, маленький фрагмент на видеопленке, где их сын жив, и могила на кладбище. Вот и все.

Мы съездили в Майкоп, на открытие мемориала

       Мама Татьяна Михайловна:
      «Периодически проходят встречи мам погибших парней, встречаемся в разных ДК города на всевозможных мероприятиях посвященным погибшим в Чечне и горячих точках или
у памятника погибшим, что создан у нас в Сургуте».

Памяти героя

История жизни
Солдатова Юрия,
погибшего на чеченской войне
9 мая 2002 года на 1 этаже МОУ СОШ № 29
появилась мемориальная доска в память о том,
что здесь учился Солдатов Юра,
погибший в Чечне 1 января 1995 года.

О, сколько сыновей, великая Россия,
Ты отдала за то, чтобы великой быть!
Безусых, молодых, весёлых и красивых,
А ведь могли так долго жить...

Июль. Жара. Макушка лета. А на дворе XX век.
И в Усть-Югане этим летом Родился новый человек.
Солдатов Юрий.
Просто Юра. В семье обласкан и любим,
Растёт и радуется бурно.
И в играх он непобедим...
Так подрастал он в Усть-Югане,
Считать учился, буквы узнавал.
И всех, кто с ним тогда встречался,
Своей улыбкой покорял.
Он в памяти друзей всегда мальчишка:
Задиристый и очень озорной.
Походы он любил, гитару, книжки...
Не просто книги, а про подвиг боевой...

Как многие, мечтал подняться в космос,
Забраться в горы, море переплыть.
В походы он не брал с собою компас,
По звёздам путь хотел определить...
Он жил мечтой о счастье небывалом,
О самом светлом, чистом и большом.
Для мамы был он сыном самым славным,
Для папы - настоящим был бойцом!
В свои 17, школу лишь окончив,
Пошёл работать - дома не сидел.
Всё было хорошо: сияло солнце,
И Юра молод был, красив и смел.
С работы приходил - гнал прочь усталость.
К друзьям бежал, пел песни, танцевал.
Он будто чувствовал, как мало жить осталось:
Везде и всюду разом успевал...
Год пролетел, как птица пролетает,
Отметил 18 летом он...
И вот уже в солдаты провожают...
Всё это наяву - это не сон.
В «учебке» был в Елани, на Урале.
До дома - ну рукой подать.
Какие письма присылал он маме!
Хотел о доме, о друзьях всё знать.
Потом Майкоп. Служил он в Адыгее.
Жара. Там много фруктов и цветов.
Так под крылом своим мать-птица греет,
Своих любимых маленьких птенцов.

И вот нежданно в отпуск «прикатил».
Как на голову снег, совсем нежданно.
Он радовался встрече и шутил:
Пройдёт полгода: и дома буду, мама!
А отпуск пролетел, как миг один.
И вновь Солдатов Юра на вокзале.
Уехал. Улетел и не вернулся.
Погиб на Северном Кавказе.
Всё* началось 2 декабря:
131-ая Майкопская бригада Тянулась в Грозный не спеша...
Таков приказ, так было надо.
13. В день праздничный,
последний в декабре Случилась эта страшная беда.
В Сургуте все деревья в серебре,
И стол накрыт как прежде, как всегда.
Весь день стояла тишина над Грозным.
А ночью на шоссе почти в упор,
Расстреляна была Майкопская колонна,
Так не успев достойный дать отпор.
Из 700 осталось только 100...
А остальные? Многие тела с трудом потом опознавали.
Сгребли их в груды возле БМП И две недели зорко охраняли.
Потом ОМОН погибших собирал:
Неузнаваемых, истерзанных, убитых...
А кто-то мудрый камерой снимал Для памяти.
Чтоб было не забыто!

Солдатовы смотрели телевизор со слезами
И чувствовали: Юра где-то там...
На все запросы им сухо отвечали,
Что сын их без вести пропал.
Длинной и жуткой была история поиска и опознания Юрия Солдатова.
19 месяцев искали родители сына,
три раза Анатолий Фёдорович (папа Юры)
Приезжал в Грозный, Владикавказ...
В июле 1996 года родители вновь отправились на поиски, но уже в Ростов.
Им показали фото. Это он! Под номером 24.
Сходилось всё: грудная клетка, кровь...
Что может быть страшнее в этом мире?!
И стало легче: всё-таки нашли.
По отпечатку пальца (чудом сохранился)
И вот в Сургут сыночка повезли:
Недаром каждый из родителей молился.

Юрий Солдатов награждён
орден «Мужества» (посмертно)
10 августа 1996 года было захоронено тело Юрия Солдатова.
В МОУ СОШ №29 г. Сургута в музее Боевой Славы
Есть экспозиция, посвященная выпускнику

школы Солдатову Юрию.
Здесь создан спортивный клуб,
который носит имя героя,
и ежегодно проводит соревнования на кубок Юрия Солдатова.
Перед портретом Юрия стоят ученики,
В лицо солдата всматриваясь долго.
Свою фамилию достойно защитив,
Погиб при исполнении воинского долга!
Всё также крутится Земля...
И мамы снова мальчиков рожают...
И так же где-то всё идёт война...
И чьи-то дети снова погибают.

Стих Любови Николаевны Сашиной
(учителя младших классов школы №29 г. Сургут).

Да, будет семья ещё радоваться,
По поводам каким-то, да и просто так, время лечит как-никак,
Но смысла жизни часть утеряна и отдана,
Часть смысла родителей и сестрёнки, вот так.

Родители Юры: Анатолий Фёдорович и Татьяна Михайловна

Сестра Юры - Ольга Солдатова



При составлении биографии была использованы: письма Юры и слова родителей и сестры Юры Ольги, использована информация из книги памяти Майкопской бригады и некоторых статей местной прессы, а так же стихи Сергея Мирошника и собственное расследование гибели военнослужащих Майкопской 131 бригады ОМСБр, проводимое в рамках реконструкции штурма г. Грозный авторами данного сайта.

Хостинг от uCoz