Выдвижение к городу 131 ОМСБр

Примерно в 4:00 31.12.1994 г. начали выдвижение к р. Нефтянке батальоны 131 ОМСБр.
1 мсб ("Фраза-22") с комбригом вышел из района севернее Садового с задачей занять рубеж по реке Нефтянка.
2 мсб ("Камин-23") выдвигался по маршруту 81 МСП. На позициях бригаду должен был менять 276-й МСП.
"Калибр-10" - комбриг 131 ОМСБр п-к И. Савин.

Другие позывные 131 ОМСБр:
"Калибр-11" - исполняющий обязанности НШ 131 ОМСБр подполковник Сергей Павлович Зеленский (НШ Ларин остался в Майкопе);
"Откос-17", "Скорпион" - командир 3 мср капитан Клупов Рустем Максович;
"Горец-32" - ком. рр 131 ОМСБр Тыртышный;
"Олимп-12" - ком. разведвзвода 131 ОМСБр ст.лейтенант Валерий Г. Данилов;
"Гавана" - кв рр 131 ОМСБр ст. лейтенант Арвид Калнин;
"Аркан-12" - ЗКВР 2 мср 131 ОМСБр ст.лейтенант Вячеслав Владимирович Мелихов;
"Крюк-504" - БРЭМ-1 №504 тб.

В.И. Зрядний

Зрядний Владимир Иванович, 1957 г. р., подполковник, офицер отдела боевой подготовки 67-го армейского корпуса, находился в боевых порядках 131-й отдельной мотострелковой бригады, был неоднократно контужен и взят в плен в районе Дома Печати 2 января 1995 г. Его рассказ о событиях того дня был записан тем же вечером в бункере Президентского дворца - "Рескома":
30 декабря командовавший группой "Север" генерал Пуликовский провел совещание, на котором присутствовали командиры Майкопской бригады, командиры подразделений, командир 81-го полка и приданных на усиление подразделений 276-го МСП. Бригада формально не была сводной, состояла из двух неполных мотострелковых батальонов (1-го и 2-го, доукомплектованных из состава 3-го и 4-го), и танкового батальон без одной роты - всего 446 человек. Командиры подразделений получили ближайшие задачи, в частности 1 мсб (в порядках которого находился подполковник Зрядний) - пройти через Садовое и встать на окраине городе, по речке Нефтянка. О последующей задаче сказано не было, но Пуликовский, проводивший совещание, уверял: "Я знаю, что вы в город не зайдете! Эту работу будут проводить спецподразделения и части Внутренних войск."

Начальник оперотдела 131 ОМСБр подполковник Ю. Клапцов:
Конкретных приказов не было, но ходили разговоры, что Грозный просто блокируют со всех сторон и будут постепенно сжимать кольцо. А часов в 9 утра отдали команду войти в город. Нашей бригаде надо было выйти в район железнодорожного вокзала и занять там оборону

Начальник медслужбы 1 мсб 131 ОМСБр подполковник Николай Тупиков:
13 декабря часть закрепилась на Терском хребте.
На хребте простояли до 23 декабря, боевых действии не было, не считая кратковременных артиллерийских дуэлей. 24 декабря 1-й батальон спустился на равнину и окопался на окраинах села Первомайского и совхоза «Родина», вслед за нами спустился и окопался 2-й батальон.
Думали, что на этом все и закончится, но 29 декабря на совещании командир бригады приказал: утром 31 декабря 1994 года выдвинуться на окраину Грозного.
Приказ получили 1-й и 2-й батальоны, а также приданные ей танковый батальон и зенитно-ракетный дивизион. Тыловые подразделения оставались на месте.
30 декабря с майором медицинской службы Мамаевым мы прибыли в медроту для пополнения медикаментов и перевязочных средств, — вспоминает Николай Викторович Тупиков. — Брали все с запасом. Начмед бригады майор медицинской службы Пешков и другие офицеры пожелали нам удачи, и мы убыли в свои подразделения.
...Рано утром 31 декабря начали выдвигаться к Грозному. Впереди мой батальон, за нами шел второй батальон. Около 10 часов утра мы были на окраине города. Пехота начала окапываться. В километре от нас, во втором эшелоне, остановился 2-й батальон. Вдруг команда; «По машинам!», — и, покружив по предместьям, мы пошли в Грозный.

Рустем Максович Клупов (ком 3 мср 131 ОМСБр):
30 декабря на совещании про штурм Грозного ничего не было сказано, по крайней мере при мне. Совещание проводил Пуликовский. Задача была - выход на реку Нефтянку и захват моста.

Радиоперехват:
31 декабря 1994 г.
07:07 - Движение батальонов начато

По информации от командира 3 мср Клупова Р. М., ст.прапорщика, начальника узла связи радиотехнической бригады, из состава ГБУ "Акула-1"; Шибкова В.В., рядового 3 мср Рябцева Н., ст. пр-ка, командира рем.взвода 9 отб 131 ОМСБр Жорника А. - 1 мсб 131 ОМСБр не входил в поселок Садовый, а обошел его по северной окраине и вышел на рубеж канала Алханчуртовский в районе отметки 198,8.

Клупов Р.М.:
Исполняющий обязанности 1 мсб был майор Сергей Хмилевский. Сейчас живой. Его БМП подбили возле вокзала, боекомплект сдетонировал, и машину всю раскурочило.

Далее 1 мсб форсирует канал и к 08-00 выходит на рубеж реки Нефтянки.
К этому времени 2 мсб проходит аэропорт «Северный»:

07:39 - Канал аханчурский прошли все, за исключением 4 мср
07:52 - "Калибр-10" (комбриг) вызывает ГБУ (Группа боевого управления - "Акула-1")
07:57 - "Акуле-1" следовать за командиром
07:57 - 2 мсб проходит аэродром, комбриг с 1-м мсб
08:02 - "Фразу-22" (1 мсб) вызывает командир - доклад о выполнении задачи (захват рубежа по реке Нефтянка)
08:06 - Комбриг находится у отметки 142.7
08:15 - "Фраза" проходит Нефтянку

В авангарде 1 мсб находилась разведрота 131 ОМСБр. За ней, в головной походной заставе – 3 мср под командованием капитана Клупова Рустема Максовича.

Радиопозывные ком. 3 мср Клупова Р. М.:
Радиосеть №1 - "Откос-17" (для командира бригады);
Радиосеть №2 - "Скорпион" (для командиров взводов 3 мср, позывные ком взв. - соответственно Скорпион-1,2,3).


Действия 1 мсб 131 ОМСБр на рубеже реки Нефтянка 31.12.1994 г. 08:00–11:00

Командир рв 131 ОМСБр лейтенант Валерий Данилов:
"К Нефтянке мы вышли уже в восемь утра <...> и моё подразделение оказалось единственным, которое сразу перебралось через Нефтянку, другие застряли в этой жиже".

Командир 3 мср 131 ОМСБр капитан Клупов Рустем Максович, Герой России

Клуппов Р. М.:
Вышли к мосту примерно к 8.00. Мост был заминирован, но взорвать его не успели. Мост захватил 3 мсв из 3 мср под командованием Аденина Дмитрия.
На Нефтянке 3 мср была на правом фланге, остальной 1 мсб левее, 2 мсб слева (восточнее).
Через мост пошла рр под командованием Олега Тыртышного прямо, где их встретили чечены.

В. Данилов :
РР уничтожила тогда 1 Т-72 (62), 1 противотанковую пушку "Рапиру", 3-4 автомобиля типа от ГАЗ-66 до КАМАЗ, повредила БТР-80, подавила 1 огневую точку ПКТ.
Рота после боя у аэроклуба в района Ташкалы пошла ремонтироваться.
Две из трех машин получили повреждения не связанные с дневным боем (или почти не связанные) 31.12.1994 г. Одна тащила на буксире другую, а третья сопровождала (охраняла). За ночь (ремонт силами роты) все три были готовы к бою снова.

9:05 - Комбриг приказал выслать к нему 5 БМП - выполнено.
9:17 - В районе "Шакал 4 (9)" разведротой обнаружен танк, БТР и 2 "Урала".
9:24 - Танк маневрирует.
9:47 - Войти в частоту Ракетных войск и артиллерии и корректировать огонь.
9:48 - Разведчики огнём БМП-2 поразили грузовой автомобиль.
9:53 - 1 мсб приступил к инженерному оборудованию района.
10:15 - У разведроты при отхода села одна машина в канаве.
10:16 - Из-за школы ведёт огонь миномёт
10:21 - Разведрота поразила БТР.
10:27 - Возле комбрига разорвалось 2 мины.
10:51 - Разведчики поразили автомобиль с цистерной.
11:00 - Дана команда "вперёд

Бригада заняла рубеж по речке Нефтянка и находилась на нем до 11 часов 31 декабря, после чего по радио командовавший в тот период группировкой "Север" генерал-лейтенант Пуликовский К.Б. отдал приказ на вход в г. Грозный. Письменных боевых и графических документов в бригаду не поступало.

11:00 - 1-й мсб возобновил движение в город.

Клупов Р. М.:
"... примерно через 30-60 минут после выхода к Нефтянке ко мне подъезжает и.о. командира 1 мсб [Хмелевский] и устно приказывает идти на Грозный.
Я начал спрашивать про задачи и маршрут, и.о. не знает, говорит типа: "По ходу получишь". Я начал возмущаться, типа так не воюют, и.о. мне в ответ: "81-й полк уже в городе ведет бой, если ты не пойдешь первым, тогда первой пойдёт 1 мср", - Я: "Нет, тогда мы никуда не выйдем, давайте уж я".
Посылаю вперёд опять Аденина, а сам т.е. 1 мсб "на первой скорости" поплелись сзади одновременно перестраиваясь в боевой порядок штурмового отряда.
(Рустем Максович Клупов: Боевой порядок штурмового отряда (ШО) (по опыту ВОВ) представляет из себя две колонны боевых машин продвигающиеся вдоль улицы. Впереди ШО как таран идут три танка, сметая огнем и броней все на своем пути. Идущие за танками боевые машины в готовности к ведению огня крест на крест, по противоположной стороне улицы уничтожая противника в зданиях вдоль улицы. Пехота, двигаясь пешком справа и слева от колонн призвана защитить технику от противотанковых средств ближнего боя противника (РПГ и ручные ПТ гранаты). При этом стоит отметить, что вести бой в населенном пункте в Советской армии учили только в учебных частях готовивших пополнение в ДРА, а в Российской армии до штурма Грозного вообще не учили).
Мы свернули с моста влево и пошли по полю до ул. Алтайской. По ней зашли в город уже в боевых порядках ШО".

В. Данилов:
"Бригада подошла к р. Нефтянке. РР преодолела ее, вступила в бой. Потом 1 мсб с командиром ушли влево к другой переправе".

Зрядний:
Части бригады начали оборудовать рубеж, готовясь к долгому стоянию на этой позиции. Однако часа не прошло, как получили команду на выдвижение бригады двумя колоннами - первый и второй батальоны, усиленные танковыми ротами - на выдвижение в Грозный. Письменного приказа не было - команда войти в город была передана по рации.
Первый батальон получил задачу занять район железнодорожного вокзала. Как вести себя дальше, отвечать ли на огонь, если он будет, каким образом "разоружать незаконные формирования" - не было никаких команд. У командира не было плана города, была карта 1:50.000, по которой трудно даже в город заезжать. Некоторые офицеры раньше в Грозном служили и знали, как заехать на вокзал.

Нач. опер. отдела 131 ОМСБр Юрий Клапцов:
Выйдя на Нефтянку 31 числа, где-то к 7:00-7:30 часам мы выполнили поставленную задачу и заняли оборону, а в 7:30-8:00, не помню поминутно, была поставлена задача Пуликовским устно о том, чтобы зайти в город 2-мя усиленными батальонами и захватить одним батальоном вокзал, а другому выйти в район рынка, что мы и начали выполнять.

2 мсб бригады под управлением майора Чернуцкого за это время проходит совхоз «РОДИНА» и занимает позиции на окраине Грозного в районе Катаямы.
При проходе через реку Нефтянка (у совхоза "Родина") возникает затор.

Анатолий Жорник, командир ремонтного взвода танкового батальона бригады:
"Затор возник перед мостами через р. Нефтянка < ... > это < ... > по Богдана Хмельницкого, но она заканчивается с пересечением Аэродромной, а мосты по ул Плодовоягодной [Плодоягодная улица]. Там один большой, а другой поменьше. Мы пошли по меньшему.
Въезд был перегорожен блоками, а мосты припорошены снегом и ни одного следа.
Вот тут-то п/п-к Гарьковенко и пошёл на то что все боялись. Мосты заминированы, он дал мне команду и я БРЭМом-1, опустил лопату, оттодвинул блоки. Гарьковенко даёт мне команду: "За мной", - и побежал через правый мост, я выждав около минуты на повышенной передаче пролетел мост. Потом прошла вся колонна.
А мосты потом оказались взорванными".

Преодолев реку Нефтянку 2 мсб 131 ОМСБр к 10:30 занимает рубеж Старого аэропорта.
Анатолий Жорник:
"<...> первоначальная задача была войти в пригородный совхоз "Родина" и занять позиции на окраине аэродрома Катаяма. Туда мы прибыли где-то в 10:30. Танкисты стали закапывать танки, а пехота просто стояла и не предпринимала никаких действий".


Действия 2 мсб 131 ОМСБр. Выход на рубеж старого аэропорта 10:30 31.12.1994 г.


Старый аэропорт

***************************************************************************************************************************

Движение в городе 1 мсб 131 ОМСБр


Движение в городе 1 мсб 131 ОМСБр

Р.М. Клупов о движении в городе 1 мсб 131 ОМСБр (пересказал Николай Рябцев MARS (3 взвод 3 мср 1мсб 131ОМСБр БМП № 330)):
"В голове колонны 1 мсб шла 3 мср под командованием капитана Клупова Р.М.


Построение 3 мср при движении по г. Грозному

<...> На каждом танке за башней пулемётчик. В первом танке ком. танкового взвода Гринченко. В первом и третьем взводе по 2 БМП, во втором 1 БМП + БМП Клупова. Итого 6 БМП в роте. Остальные остались в Майкопе из-за нехватки экипажей и из-за неисправностей. Сзади 2-я МСР с таким же построением. Впереди неё танк Морозова плюс ещё два танка из его взвода.
(Николай Рябцев: Клупов говорит, что в бригаде во всех взводах было по 2 БМП).
По Алтайской прошли Старопромысловский район насквозь, и вышли опять за город (где на карте "бон 101 брон").
На тот момент Клупов не знал какая стоит перед батальоном задача, но заподозрил, что что-то не то, связался с Савиным и тот ему приказал разворачиваться и выходить на Старопромысловское шоссе. После этого вышли на Маяковку.
(Николай Рябцев: "Да, когда шли по Алтайской, с Сунженского хребта десантура воевала с духами, снаряды десантные над бригадой летали ").

(Рустем Максович Клупов: "Я, то есть тот человек который служил в Грозном, не знал куда мы идем, не знал нашей задачи. Я узнал, что мы идем на вокзал на том перекрестке где мы встретились с 81-м полком. Меня Савин по радио направлял. Может быть он боялся, что нас прослушивают, так как у него был закрытый канал, а у меня закрытого канала небыло").

На конце Алтайской, когда вышли за город из за домов выехал чеченский БТР, с двумя белыми полосам крест-накрест. Но он ничего сделать не успел - его из ПТУРа завалили и не доходя его развернулись.
Далее, по Маяковке, не доходя парка Ленина, из за поворота выскочила чёрная девятка, из неё выскочил гранатомётчик, но прицелился плохо, граната выше машин прошлая. Его не успели замочить - быстро сел и уехал.
Далее вышли к парку Ленина (Клупов,не зная куда его ведут, проскочил поворот на Рабочую ул.), доложил Савину. Перед парком развернулись, повернули на Рабочую.
(Николай Рябцев: "Ну да, но оказывается 2 разворота было, а я один помню. Наверно во время другого в десанте был. Как потом Клупову местные рассказывали, во время нашего движения по Рабочей, примерно на перекрёстке Чичерина и Дагестанской было около 20 духов, они спорили между собой, стоит на нас нападать или нет. Не напали, побоялись").

(Рустем Максович Клупов: "Не напали потому что побоялись, что пехота спешена и гранатометчиков на рассстояние прицельного выстрела не подпустят. Мы там "6-ку" какую то грохнули, хлебовозку..." )

Начальник оперотдела 131 ОМСБр подполковник Юрий Клапцов:
"Мы начали двигаться по улице Маяковского. Мелкие обстрелы были, даже из миномёта один раз. Пехота слезла с брони и шла по краям улицы: те, кто справа, осматривают окна с левой стороны, и наоборот".

Начмедслужбы 1 мсб Н. Тупиков:
"Город жил вполне мирной жизнью, на улицах встречались редкие прохожие, единичные автомашины. Колонна шла без единого выстрела, хотя по радио были слышны запросы об открытии огня по группам вооруженных людей, на которые поступал приказ: "Огня не открывать!"

1 мсб 131 ОМСБр выдвигался по Старопромысловскому шоссе до улицы Маяковского, и далее - до Дома печати.
Примерно в 12:30 отряд пересекает перекресток пр-кт Победы - ул. Маяковского

Начальник оперотдела 131 ОМСБр подполковник Ю. Клапцов:
"За 3-4 квартала до вокзала из гранатомёта подбили первую БМП - машину изуродовало полностью, были погибшие и раненые. Сам я получил пулю в палец. По колонне стали стрелять из подвалов и окон".

Начальник узла связи радиотехнической бригады, состав ГБУ "Акула-1" ст.прапорщик Вадим Шибков:
"До вокзала дошли практически без потерь. Но когда повернули на улицу, которая ведёт к привокзальной площади, на колонну обрушился мощный шквал огня. Бронетранспортёр, на котором находился я, получил две пробоины.
[Вадим Шибков уточнил, что атака была на перекрестке ул. Маяковского с ул. Рабочей, БТР группы "Акула-1" получил повреждения, были выведены из стоя несколько радиостанций, но остался на ходу]".

Начальник узла связи радиотехнической бригады, состав ГБУ "Акула-1" ст.прапорщик Вадим Шибков:
В голове колонны 1 мсб шла БМП, за ней БТР с комбригом (БТР-60ПБ Р-145), за ним еще одна БМП и следом БТР-60ПБ Р-975 №105. Когда колонна повернула с улицы Маяковского на ул. Рабочую по ней был открыт огонь. Было подбито несколько БМП. Был поражен, но остался на ходу и мой БТР. БТР получил два попадания из гранатомета в левый и правый борт.

Начмедслужбы 1 мсб Н. Тупиков:
"<...> колонна встала — впереди слышалась ожесточенная стрельба. По радио вызвали меня, сообщив, что есть раненые. На своей БМП мы рванулись вперед и выехали на привокзальную площадь".

Ул. Маяковского, площадь Дружбы Народов (перекресток с проспектом Победы), дальше Дом Печати, слева - перекресток Старопромысловского шоссе и улицы Маяковского, на дальнем плане - корпуса завода "Красный молот". Съемка 2004 г.

Далее 1-й мсб и управление бригады по ул. Рабочая продвинулись до ж/д вокзала (приблизительно 13:00-14:00). Здесь уже расположился неполный 1 батальон 81-го МСП под управлением С. Бурлакова. Части бригады точно вышли к вокзалу и товарной станции, так что выводы Трошева Г. о том, что «сводный отряд бригады проскочил нужный перекрёсток, заблудился и в конце-концов вышел к ж/д вокзалу» (см. Трошев Г. Моя война) не основательны и даже лживы.
На самом деле полковник Савин в точности выполнил задачу командования.
Начальник узла связи радиотехнической бригады, состав ГБУ "Акула-1" ст.прапорщик Вадим Шибков:
"31 декабря 1994 г. в 00:00 часов генералом Пуликовским бригаде была поставлена такая задача… Первому батальону под командованием комбрига полковника Савина выйти на рубеж железнодорожный вокзал и отрезать отход противника с тыла президентского дворца. Второй батальон должен был захватить станцию Грозный-товарная и удерживать ее до подхода главных сил. С этими подразделениями должны были взаимодействовать соответственно первый мсб, и, блокирующие с фронта президентский дворец, второй батальон 81-го мотострелкового полка".

**************************************************************************************************************************

Выход к вокзалу и действия 1 мсб 131 ОМСБр

Клупов Р. М. (пересказал Рябцев Н.):
"Доходим до перекрёстка Орджоникидзе-Рабочая, видим справа, вдоль дома "Слава ... железнодорожникам", воюет самарская техника. Её поливают из частного сектора (домик Чмырёва), из дома "Слава советским железнодорожниками" и, кажется, товарки.
Аденин с Михеевым видят, как бьют самарцев и начинают из пушек БМП (оба сидели за операторов-наводчиков) мочить по пятиэтажке, договорившись, что у одного с первого по третий этажи, у другого 4-5.
Духам не до бригады было, мы вышли на перекрёсток Рабочая-Комсомольская. Впереди - баррикада из строительного мусора и т.д. Когда ещё до баррикады не доехали, духи начали выбегать из частного сектора и скрываться во дворах "Дома Павлова" (наверное подумали что окружают их). Так они частный сектор и оставили.
Остановились. Клупов спешился, подбегает к БТРу Савина, заглядывает внутрь и спрашивает "куда дальше". Савин голову от карты оторвал, посмотрел на Клупова, ничего не сказал и дальше карту начал рассматривать. В это время Клапцов (вместе с Савиным в БТР был) даёт Клупову команду «НА ВОКЗАЛ». Только тогда Клупову стало известно куда вообще идти. Клупов вернулся на свою машину, по радио у Аденина спрашивает: «Справа вокзал видишь?» Свернули направо - вокзал.
При подходе к вокзалу начали обстреливать через железку со стороны депо. Клупов разворачивает 3 мср фронтом к железке, рассредоточивается и занимает оборону. На перроне стояла всего 1 БМП. Остальные рядом с перроном, но укрыты или за ларьками или за зданиями.

Командир 33 ОБС 90 гв. ТД подполковник Виктор Ситников:
"Батальон [1 мсб 81 гв. МСП] Бурлакова прошёл мимо Президентского дворца прямо к вокзалу. Справа туда же подходили танки. Оказалось, что это 131-я бригада. Да и то догадались только потому, что появилась "Чайка" - машина Р-145, в которой был комбриг. Договорились о взаимодействии".

Алу Алханов, в 1994 году - сотрудниик транспортной милиции Северо-Кавказской железной дороги:
"Утром из Гудермеса в Грозный пришла электричка, а примерно в три часа дня я увидел, как люди на вокзале вдруг разом заволновались и через несколько мгновений вся эта толпа побежала с вокзала прочь в сторону поселка им. Войкова. Еще через несколько минут на вокзальной площади появилась бронетехника".

Нач. опер. отдела 131 ОМСБр Ю. Клапцов:
"На вокзал пришли в 14 часов. Техника стояла на площади. Там не окопаешься, если только за ларек заехать. Мы с Толиком Чумаком, потом он пропал без вести, обследовали здание. В кухне стоял горячий чай, кипела какая-то похлебка, видно было, что люди только-только ушли".

Нач. опер. отдела 131 ОМСБр Ю. Клапцов:
"К 14 часам, 1 мсб, в котором я шёл, и почти всё управление, вышли к вокзалу. Я был с Савиным в №003 БТР, что стал у входа в вокзал, параллельно стене. К вокзалу шли по Рабочей. Карты были, пусть не очень, но были. При движении к вокзалу было сопротивление боевиков, но не слишком сильное".

п/п-к Зрядний:
"Часам к двум дня, колонна разместилась у железнодорожного вокзала. Техника была поставлена на привокзальной площади хаотически, без цели занять район обороны или поставить машины в боевом порядке".

После того как 1 мсб вышел на привокзальную площадь, 3 мср взяла под оборону здание вокзала, а 1-я и 2-я мср выдвинулись к Беликовскому мосту.

Клупов Р.М. (пересказал Н. Рябцев):
"<...> - 3 мср заняла позиции за зданием вокзала фронтом к депо, 1 мср [командир роты - Евгений Пащенко] на площади "как в парке выстроилась" [слова Клупова],
а 2 мср [командир роты - капитан Николаев Валерий Валентинович] пошла к мосту [к Беликовскому мосту, где встретила оборону боевиков].
Задача батальонам была такая: 1 мсб держит позицию от вокзала до моста [Беликовского]. 2 мсб от вокзала до товарной станции.

На самом деле к мосту выдвинулись обе мотострелковые роты, а в голове колонны была 1 мср под управлением Евгения Пащенко.

Ст. лейтенант Юрий Морозов, командир танка Т-72А №539 о бое у Беликовского моста:

"Мы вышли на вокзал, сосредоточились в нём, какое-то время у нас там было, буквально минут 30. Я перезагрузился из навесной укладки в механизированную на своем танке. Потом стали занимать дома около площади.
А нас, меня и Пащенко [Евгений Пащенко, командир 1 мср], я ему придан был, отправили туда дальше, к мосту.
Мы пошли по улице Субботников, по этой улице мы выдвинулись до перекрёстка с Красной, как раз там мост начинался.
Я впереди шел, смотрю там мост впереди, а поскольку думаю, какая там грузоподъёмность, да и перекрёсток открытый, запросил у Пащенко уточнения задачи, говорю, нужно, чтобы он мост разведал, чтобы сказал, могу я пройти через него, или вообще не идти.
По грузоподъёмности раз, и второе, какая задача, поскольку мы уже и так высунулись, достаточно глубоко втянулись в частный сектор.
Запросил у него уточнения задачи, он сам толком ничего не знает, тем более связь там не сильно хорошо работала. В итоге на мост я так и не пошел.
Тут по нам начали боевики работать с гранатомётов, сначала по моему танку целили, но я туда-сюда маневрировал, подбили за мной БМП, потом от стрелкового появились "200-е" у Пащенко.
Пехота вообще растерялась, я просил его [Пащенко] по рации, чтобы он кого-то на перекрёсток выслал, хотя бы прикрыть, чтобы я мог проскочить перекрёсток, там мост разведать, но пехота там заныкалась по щелям, в итоге я тоже не стал рисковать, стоял там от перекрёстка за последними домами, прятался.
Дома одноэтажки, частный сектор, дорожки узенькие. Стоял на улице, пушкой ни влево, ни вправо, с одной стороны столб мешает, с другой стороны дерево. Кирпичная стена, где-то метра 2 высотой, огораживала один дом который слева, оттуда-то потом и подбили меня со второго этажа. Я тут вперёд-назад маневрировал, сколько мог, но с седьмого выстрела из гранатомёта меня, таки, зарядили".

Младший сержант Михаил Ибрагимов, 2мср 131 ОМСБр (Информация от Павла Милюкова):

"Прошли мимо вокзала. Прошли дальше – там узкая улочка. Она повернула < ... > налево. Голова колонны ушла вперед. Впереди нас шел танк. Потом, по-моему, пару БМП, может, "КаШээМка", ну, что-то такое, и впереди что-то началось. Мы спешились. Спешились и шатались вокруг БМП. Передний танк подбили. Я этого не видел. Просто я слышал град выстрелов, взрывы… И понесли первого убитого.
Тогда уже реально уже поняли, что на самом деле в нас стреляют. Потом уже пули засвистели. Да, уже начали БМП взрываться… Прямо на глазах это все…эти фейерверки.

Когда подбили первый танк – начали отходить. А узкая улочка! А ну-ка развернуть всю эту дуру, всю эту технику! Там, я не знаю, техники было много! Одни эти «Тунгуски» чего стоили – это корыто как стало, блин! Заняло все [место].
Танк, чтобы развернуть в узкой улочке - он там деревья валит! Ствол у него… Стволом, там, в домик врезался! Ну, короче говоря, ерунда, хаос полный! И отходили на вокзал просто, технику вообще сразу побросали.

То есть, техника подошла – увидели как их поджигают, как спички, как семечки поджигали эти бээмпэшки… Одну за одной. И технику сразу побросали все: механики, стрелки, командиры, все побросали технику! Все поняли, что единственное - спасет только здание…

Дело не в трусости, дело в том, что никто не знал что делать! Полный хаос! То есть: ни командиры, ни командир бригады... начиная от командира бригады – до самого последнего ротного, до последнего взводного, никто не знал, что делать! Кто в окна стал стрелять, кто просто сел у стеночки".


Выход к вокзалу и действия 1 мсб 131 ОМСБр


Расположение 3 мср

Клупов Р. М. (пересказал Н. Рябцев):
"1 мсв 3 мср расположился в здании вокзала, 2 и 3 мсв правее (если смотреть от железки).
Разведгруппа в состав которой были Аденин и Михеев заняла почтампт и с его крыши закидала обнаруженных боевиков в частном секторе гранатами. После этого вернулась на вокзал.
После того, как от Беликовского моста вернулась 2 мср, Клупов взял с собой один взвод (без взводного) из 2 мср с запасом боеприпасов и занял крышу почтамта повторно. Вход в здание прикрывала БМП Коваленко.
Проинструктировав солдат как себя вести при обстреле и поставив им задачу, он оставил их, пообещав прислать офицера. Но этот офицер так к солдатам и не пришёл (Максыч не захотел называть его фамилию, видать тот или струсил, или ещё чего, но что то не совсем приятное)...

Железнодорожный почтамт, вид со стороны путей

Из наградного листа майора Клупова Р. М.:
"При взятии вокзала и прилегающих зданий смог быстро и правильно принять решение и огнем своей роты обеспечил перегруппировку 1 мсб и занятие им обороны на вокзале и близ лежащих зданий.
Лично провел разведку в близлежащих зданий, улиц и противника на участке обороны своей роты.
Собранные разведывательные данные немедленно докладывал командиру батальона и бригады, чем обеспечил своевременные действия по противодействию противнику. В ходе одной из таких разведок личным составом его роты было уничтожено 2 группы противника общей численностью до 20 человек, пытавшихся в плотную подойти к наиболее уязвимому месту в обороне батальона».

<...> Спустя некоторое время, Клупов встречает этих солдат на вокзале - те без офицера оставили почтамт. Попытка взять почтамт заново не увенчалась успехом - он уже был в руках боевиков, БМП Коваленко подбита.
С этого момента, к правому крылу вокзала боевики подошли вплотную".

(Рустем Максович Клупов: "Почтамт удерживали до ночи 31-го. Последний рубеж обороны был переход между корпусами. С фронта (со стороны "Дома Павлова")и со стороны депо велся огонь, а основные атаки на вокзал боевики предпринимали по ул. Табачного, с стороны почтамта".)

Боевики приближаються к вокзалу по ул. Табачного, вдоль здания железнодорожного почтамта. За спиной одного - выстрелы к РПГ. На последнем кадре - боевики вплотную подошли к вокзалу, виден "Дом Павлова" и кирпичный забор дома "частного сектора".


Улица Табачного. Впереди-справа ж/д почтамт


Действия 3 мср


Привокзальная площадь

Капитан Юрий Чмирев занял дом в частном секторе напротв "стройки". В д/ф "60 часов Майкопской бригады" было показано это здание.

Возможно, о нем говорил командир 33 ОБС 90 гв. ТД подполковник В. Ситников:
<...> Какой-то капитан укрепился в одноэтажном домике у путей. Стреляли осторожно: не "замочить" бы своих. Вдруг появляются два танка без опознавательных знаков. Кто такие? Чеченцы, те обычно под зелёным знаменем "рассекают". Влупили танки по дому, где сидел тот капитан, развернулись и уехали. Дом рухнул, капитана придавило. Он и до сих пор не знает кто в него тогда стрелял".

Домик, удерживаемый начальником штаба 1 мсб 131 ОМСБр капитаном Ю. Чмиревым. Был расположен в самом начале ул. Комсомольской. На первом фото - вид от вокзала, справа - "12-этажка"; на втором - вид к вокзалу, видна "стройка" (см. схему). Более подробно об этих объектах - на следующих страницах.

Клупов Р. М.:
Здание стройки [новый вокзал] был с самого начала и до конца в руках бригады. На стройке были зенитчики и потом Чмырёв [капитан Юрий Чмирев], туда он отошёл после домика своего.

Из рассказа тт.прапорщика, начальника узла связи радиотехнической бригады, состав ГБУ "Акула-1" Вадима Владимировича Шибкова:

БТР-60ПБ Р-975 №105, принадлежал 2150 ОБС и РТО авиации СКВО (группа боевого управления авиацией, позывной "Акула-1").
Экипаж:
1. Капитан Покусаев Евгений - начальник ГБУ "Акула-1";
2. Брянцев Олег - авианаводчик вертолётного полка, член ГБУ "Акула-1";
3. Ст. прапорщик Шибков Вадим - начальник узла связи радиотехнической бригады, состав ГБУ "Акула-1";
4. Воробьёв Алексей - механик-водитель ГБУ "Акула-1".
БТР был прикомандирован к бригаде, но в её списках не значился.

"Бригаде было доведено, что она для прикрытия полка и её будут атаковать больше, но куча нестыковок, частое отсутствие связи, бойцы без опыта (всё, что делали - это дачи строили) - это всё сыграло роль. Когда ставили задачу, второму батальону изначально была задача не на вокзал, а идти к Рескому, блокировать его с юга, чтобы перерезать возможность отхода боевиков.

Когда 1 мсб достиг вокзала, были заняты само здание вокзала, часть квартала домов частного сектора (дом занятый капитаном Чмиревым) и одноэтажное здание "тех. конторы" за недостроенным зданием. ["Техконтора" - здание "вулканизации", там распологался КП НШ 81 гв. МСП С.Б. Бурлакова].
Начальник узла связи радиотехнической бригады, состав ГБУ "Акула-1" В. Шибков:
"Оборона круговая и полный контроль над зданием тех. конторы, это одноэтажное строение левее стройки, если стоять спиной к ж.д. путям. На флангах поставили «Тунгуски», одну поставили около забора недостроенного строения, вторую с другой сторон (ее видно на фото). Позже в эту машину случайно дал очередь из пулемета наш танк (либо из бригады либо из 81 гв. МСП). Были пробиты топливные баки".

Карты были масштаба 1:50000, у Шибкова и у Савина, у Шибкова 51-го года издания.


Район вокзала

*********************************************************************************************************************

Движение в городе и боевые действия 2 мсб 131 ОМСБр

2 мсб 131 ОМСБр вошел в город с временным интервалом в 1-2 часа после 1 мсб по тому же маршруту, т.е. через ул. Алтайская.
Командир рем.взвода 9 ОТБ ст.прапорщик А.Е. Жорник:
"В город вошли позже, потому, что затор перед мостом, а во вторых у нас была поставлена задача не входить в город, а занять пригородный совхоз "Родина" и закрепиться на окраине аэродрома Катаяма, что мы и сделали.
Где-то примерно около 12 часов зам командира корпуса п-к Дурнев сказал, что мы выдвигаемся в район ж.д. вокзала и кто знает как туда проехать, так как у нас не было ни карт и ни кроков маршрута. Мы и пошли в город. Людей на улицах было много, все готовились встречать Новый 1995 г.".

Часть 2-го батальона бригады (информации мало) вошела в город через улицу Б. Хмельницкого и вышела в район рынка на улице Р. Люксембург. Именно с ними столкнулся в городе 81 гв. МСП при выдвижении в районе перекрестка Маяковского-Первомайская. И именно об этом говорил нач. оперотдела бригады Ю. Клапцов: "<...> захватить одним батальоном вокзал, а другому выйти в район рынка <...>". О дальнейших боевых действиях пока не известно.


Скриншоты из видео снятого жителем Грозного 31.12.1994 г. Район рынка. Виден тактический знак 9 ОТБ 131 ОМСБр

Клупов Р.М. по 2 мсб:
"Он [2 мсб] стоял на Нефтянке левее нас, и выдвинулся после нас в интервале 1-2 часов. Шел по тому же маршруту".

Командир рем.взвода 9 ОТБ ст.прапорщик А.Е. Жорник:
"Я был придан во 2 мсб в тех. замыкание провести колонну, но служил в танковом батальоне. Во время совершения марша по проспекту Маяковского колонна в 14:15 попала в засаду, и батальон принял бой.
Экипаж БРЭМ №504, в состав которого входили майор Гоголев В.Н. и механик-водитель старший прапорщик Жорник А.Е., в ходе боя с целью оказания помощи повреждённой машине БМП-2 и спасения тяжелораненого майора Манкирова, закрыл своим корпусом БМП-2 [БМП-2 №214]. Майор Гоголев вёл прицельный огонь из автомата по засевшим в близлежащих домах дудаевцам.
Выстрелом из гранатомёта в кормовую часть, БРЭМ был повреждён и загорелся. Владимир, для смены магазина, опустившись в люк машины, сказал: "Толя, горим", - и в этот момент вторым выстрелом из гранатомёта сквозь броню машины он был тяжело ранен в брюшную полость."

Воспоминания жителя г. Грозного:
"Мимо дома, куда мы убежали от бомбёжек города, по улице Кольцова тоже шла колонна БТР (без пехоты) и машины с красным крестом. Она вывернула на Старопромысловское шоссе, повернула в сторону города и была растерзана у Нефтянки".

Командир рем.взвода 9 ОТБ ст.прапорщик А.Е. Жорник:
На БМП [БМП №214], в которой находился м-р Манкиров, при въезде на ул Алтайскую слетела гусеница. Пока мы натягивали гусеницу, основная колона 2 мсб ушла. С нами остались тылы, т.е. медицинская-перевязочная и прочие вспомогательные машины".

Командир рем.взвода 9 ОТБ ст.прапорщик А.Е. Жорник:
"В этот момент, на выручку колонне, попавшей в засаду, пришёл танк бортовой номер 514, а горящий БРЭМ начал выход из боя, вместе с ним выходить начал БРЭМ-4 [из 2 мсб] ст. прапорщика Залина В.А.
На пересечении Старопромысловского шоссе и проспекта Маяковского горящий БРЭМ встретил танк командира батальона №500 под командованием подполковника Гарьковенко Э.А., который выстрелом вдоль БРЭМ сбил пламя c горевшей машины. В дальнейшем сопроводил повреждённый БРЭМ с тяжелораненым по улице Первомайской до блок-поста в районе речки Нефтянки. На котором майор Гоголев был передан медикам 81 чернореченского полка, которые доставили его в полевой госпиталь ЛенВО в пос. Толстой-Юрт. Врачи боролись за жизнь Владимира более четырёх часов, но ранение было очень тяжёлым, и в 20 часов 31 декабря 1994 года майор Гоголев В.Н. скончался".

Командир рем.взвода 9 ОТБ ст.прапорщик А.Е. Жорник:
"Манкировскую подбили первую, потом я получил две пробоины, потом был ранен к-н Плющ, а я на горящем БРЭМе пошёл по Старопромысловскому шоссе, где встретился с п/п-ком Гарьковенко, который выстрелом сбил пламя и сопроводил до блок поста, где передал раненого м-ра Гоголева подъехавшим медикам.
Там залил воды в пробитую систему охлаждения и поехал на Северный. Дотянул до ближнего привода и двигатель заклинил.
М-ра Гоголев, я сдал медикам в 15 часов,а скончался он в 20 часов в 650 медицинском отряде специального назначения, в/ч 63392, он стоял в с. Толстой-Юрт".

В БМП № 214 находились:
1. зам. ком. 2 мсб майор Климентий Николаевич Манкиров;
2. механик-водитель 4 мср рядовой Юрий Павлович Фролов;
3. оператор-наводчик 4 мср рядовой Юрий Анатольевич Солдатов;
4. наводчик-оператор 4 мср рядовой Владимир Алексеевич Короткий;
5. наводчик-оператор БМП 4 мср рядовой Алексей Борисович Афанасьев;
6. сержант 4 мср Александр Владимирович Поляков;
7. гранатомётчик 4 мср рядовой Александр Шамильевич Докаев;
8. рядовой Алексей Викторович Хоменко.

Из описания боя: "Экипаж, в составе которого находились рядовой Афанасьев А.Б. и сержант Поляков А.В., эвакуировался из БМП и скрылся в близлежащих постройках. По словам очевидцев, с той стороны длительное время ночью слышна была стрельба. Тело рядового Афанасьева А.Б. на месте боя обнаружено не было, он был зачислен в списки пропавших без вести".

Также во время боя были подбиты:

- БМП-2 №230
Экипаж:
1. зам. ком. по вооруж. 6 мср ст.лейтенант Сергей Евгеньевич Гужбин;
2. ст.механик-водитель ефрейтор Николай Александрович Кочетков;
3. снайпер 6 мср ст.сержант Залим Григорьевич Атабиев;
4. снайпер 2 мсб рядовой Алексей Владимирович Чиндров.

По словам Ираиды Алексеевны Кочетковой:
"Место боя этого экипажа в г. Грозном Старопромысловское шоссе, автоостановка "Нефтянка", возле двухэтажного здания "Налоговая полиция". По рассказам очевидцев машина БМП-2 №230 была подбита дважды, горела. Раненых и обгорелых ребят освободили из горящей машины чеченцы. После чего она взорвалась. Этих ребят положили возле машины и расстреляли.
Три трупа жители к вечеру занесли в здание, чтобы не съели собаки. Здесь же, в подвале соседнего дома, все стены были расписаны фамилией Чужбин. Это сделали жители этого дома, когда они находились там во время обстрелов. Жители также рассказали, что про этот экипаж - они всё рассказали журналистам, которые там побывали первыми, жители также отдали им список экипажа и личные вещи этого экипажа".

- БМП-2 № 232
Экипаж:
1. командир БМП ст.лейтенант Сергей Маликов;
2. наводчик или механик ефрейтор Александр Анатольевич Коровин.

Основная часть 2 мсб двигалась по маршруту ул. Алтайская – Старопромысловское шоссе – ул. Маяковского – ул. Рабочая. На участке маршрута ул. Маяковского - ул. Рабочая колонну начали обстреливать группы боевиков, появились убитые и раненые.

Поздняков Дмитрий, механик-водитель танка Т-72 №517 1 тр 9 ОТБ 131 ОМСБр:
"Выехали на центральную улицу, с левой стороны был парк [предположительно Cквер журналистов на ул. Маяковского], мы ехали и первую БМП (перед нами), по моему – 217-ю, ее подбивают. В нее несколько гранатометов попадают, я толком не понял, но увидел, что из БМП пошел дым, и выпадают раненые, контуженные. На их лицах был написан страх, страх смерти!
Они выбегают, кипишь такой. И из этого парка начинают долбить. Ну все, говорю, что-то началось!
И тут Денис [Шачнев, наводчик-оператор] говорит: "Пушка не стреляет!"
Но Валера [Лыков, командир танка], он не растерялся, он говорит Денису: "Это учебный танк, боёк вытащили, скорее всего, должны быть ЗИПы". А Денис он на кипише, но в принципе это нормально в стрессовой ситуации.
Кричит; "Да какой там ЗИП!"
А Валера, он флегматик, и он как-то спокойно все ему объяснил. Денис сначала один ЗИП взял, там бойка не было, второй взял. И там боек с пружиной был, оказывается. И они там вдвоем досыльником для ручного заряжания эту пружину загнали туда.
И Валера мне говорит: "Сейчас стрелять будем!"
Я про себя думаю – Ну давайте уже, на … !
Валера Денису команду отдал: "Давай с педали стреляй!"
Там педаль есть такая для механической стрельбы у наводчика. Они выстрелили. Я помню, выстрел попал в крышу дома, крыша взорвалась просто.
Когда мы стрелять начали, танк выехал на улицу какую то, и там, на этой улице, живых уже не было, и вся техника была подбита. Все БМП в шахматном порядке стояли, и все были подбиты и все горели! Это было в частном секторе.
На перекрестке мы стреляли в разные стороны. На перекрестке я выезжал на полкорпуса, включаю заднюю передачу, они стреляют, я газ - и мы тут же назад отъезжаем".

Головная часть колонны приблизительно в 15:00 выходит к вокзалу, где в районе перекрестка ул. Рабочая – проспект Орджоникидзе сталкивается с подготовленной обороной противника.

Клупов Р.М.:
"2 мсб нарвался на оборону (пехота в броне сидела плюс духи опомнились и подтянули резервы) в районе "Слава железнодорожникам", т.е. там, где мы проскочили. Был рассеян, частично ушел на товарку, частично в сторону 12-ти этажки".

2 мсб 131 ОМСБр выдвигался по ул. Рабочей в направлении вокзала и, вероятно, еще на марше получил приказ атаковать Президентский дворец по проспекту Орджоникидзе.
В авангарде 2 батальона шла 4 мср. Однако на проспекте Орджоникидзе, на участке перекресток проспект Орджоникидзе - ул. Рабочая - перекресток проспект Орджоникидзе – ул. Чичерина была остановлена массированным огнем боевиков.
В районе зданий ДГБ–МВД были подбиты 2 КШМ садн 429 МСП.

Площадь железнодорожного вокзала перед "стройкой". Впереди пустырь, где раньше раполагался квартал частных домов между пр-м Орджоникидзе и ул. Комсомольской. Слева - дом с транспорантом "Слава советским железнодорожникам", дальше слева - ДГБ

- КШМ №100 командира артдивизиона майора Мозгового.
Экипаж:
1. командир садн 429 МСП майор Ю. Мозговой;
2. командир ву садн 429 МСП ст.лейтенант Алан Дианозович Елканов;
3. командир 1 сабатр 429 МСП капитан Гайтов;
4. сержант садн 429 МСП Хапаев;
5. рядовой садн 429 МСП Субботин;
6. сержант садн 429 МСП Виталий Анатольевич Яценко [умер вечером 31 декабря];
7. механик рядовой садн 429 МСП Олег Анатольевич Ковалёв;
8. рядовой садн 429 МСП Алексей Викторович Морозов;
9. [подобран] нач.мед.пункта 35 ортп ОсНаз ст.лейтенант Александр Витальевич Гурский;
10. [подобран] убитый офицер;
11. [подобран] раненый в голову солдат [наводчик] из 4 мср.

- КШМ № 115 командира батареи капитана Бондарева.
Экипаж:
1. командир 3 сабатр 429 МСП капитан Дмитрий Бондарев;
2. лейтенант садн 429 МСП Битиев;
3. ст.радиотелефонист 3 сабатр 429 МСП гв. сержант Евгений Игоревич Шабанов;
4. мл.сержант садн 429 МСП Деркачев;
5. рядовой садн 429 МСП Дмитрий Владимирович Вольсков;
6. рядовой садн 429 МСП Алексей Владимирович Столмацкий.

Из письма ВРИО НШ в/ч 29483 гв. подполковника Шулепина:
"31 декабря 1994 года по приказу начальника артиллерии корпуса полковника Севастьянова экипаж командира 3-й батареи капитана Бондарева и командира дивизиона майора Мозгового пошёл на штурм города Грозного в качестве корректировщиков огня артиллерии со 2-м батальоном бригады [131 ОМСБр]. Когда дошли до центра города, зданий КГБ и МВД Чечни, начался бой с дудаевцами. Сначала была подбита из гранатомёта KШМ №115 капитана Бондарева, затем КШМ №100 майора Мозгового".

Также в районе перекрестка проспекта Орджоникидзе – ул. Рабочая были подбиты:
- БМП №210.
Экипаж:
1. командир 4 мср капитан Виталий Иванович Апасов;
2. механик-водитель 4 мср рядовой И. Нагибин;
3. старшина 4 мср ст.прапорщик В.Г. Барыбин;
4. пулемётчик 4 мср рядовой Константин Анатольевич Саюстов.

- БМП №211.
Экипаж:
1. командир 1 мсв 4 мср лейтенант Владимир Петрович Адонин;
2. механик-водитель 4 мср Андрей [Николаевич Гоголь];
3. наводчик 4 мср Андрей Николаевич Нешин.

- БМП №216.

Из описания боя:
"В то же самое время на улице Рабочей практически в упор расстреливалась из гранатомётов колонна боевой техники второго мотострелкового батальона. Дудаевцы подожгли сначала первую БМП, затем последнюю. Оставшиеся, словно в тисках, мотострелки лихорадочно огрызались огнём из всех видов вооружения. Однако дудаевцы планомерно расправлялись со стоявшей как на ладони боевой техникой. В создавшейся обстановке майор А. Чернуцкий сумел вывести из пепелища колонну из восьми БМП в близлежащий переулок. Но и там - засада. В итоге лишь пяти боевым машинам удалось пробиться на товарный двор железнодорожной станции...".

Рассказ командира батареи капитана Бондарева:
"Все произошло так, как и должно было произойти. В течение сорока минут нас всех сожгли. Мы тыкались, как слепые котята, между домов. Стреляли из окон, из укрытий, из-за заборов - я в триплекс даже не разглядел ни одного нападавшего. Один из моих солдат сразу сгорел живьем.
Отразить удар мы не могли. Да, на моей машине установлен пулемет АКМБ. Но для того, чтобы открыть огонь, нужно вылезти из люка. А после первых выстрелов ни один идиот не вылез бы на верную гибель".

Рябцев Николай Владимирович, огнемётчик 1 мсв 3 мср 1 мсб 131 ОМСБр, чден экипажа БМП-2 №330

Огнемётчик 3 мср Николай Рябцев:
"После того, как вокзал заняли, часть первого батальона осталась в нём (в том числе и наша рота), а остальные пошли к дудаевскому дворцу [на самом деле пошли к Беликовскому мосту], на подходе к которому их остановили огнём с двух сторон улицы, после чего наши отступили к нам на вокзал.
Помню, кто-то из пацанов сидел и говорил: "Магу" [Магомета] жалко, мы бежали за БМП, и с боку из пулемёта "Магу" застрелили. Он бежал перед мной в 2 метрах".
А второй батальон шёл к вокзалу по другой улице, и был остановлен.
(Рустем Максович Клупов: Я руководил действиями батальона [1мсб, после ранения Хмелевского], могу сказать точно, что "наступления" на Дворец 1-го батальона не было, здесь Николай ошибается)
К нам на вокзал прорвался только один танк. Там десант на нём сидел (вот идиоты тоже, додумались в городе десант на танки посадить, фильмов про войну насмотрелись), всех поубивали, только один остался живой, вернее раненый в обе ноги. Я его знал, зёма мой (потом тоже в плен попал).
Непосредственно на самом вокзале сначала БМП из нашей роты подбили (пацану, армянину ногу оторвало, он как раз в этот момент рядом стоял с ней).

<...> Вечером 31.12.1994 г., когда уже темно было, я зашел в комнату с ранеными, там лежал тот парнишка из Таганрога с пулевыми ранениями обоих стоп. Он мне и рассказал, что их посадили на броню танка (как в ВОВ), ехали по городу, внезапно начали палить по их колонне из окон.
Говорил, что из пулемёта очередь по всему ихнему десанту прошла.
Ему повезло больше, он сидел прямо за башней, пригнулся и пули только в ступни попали, а некоторых сразу насмерть скосило. Танк дал газу и через некоторое время вышел к вокзалу".

Ст.прапорщик, начальник узла связи радиотехнической бригады, состав ГБУ "Акула-1" Шибков В.В.:
"2-й батальон на вокзал не выходил, а пошел сразу к Президентскому дворцу. На проспекте Орджоникидзе попал под сильный обстрел".

Елисеев Валерий, старший л-нт 9 ОТБ 131 ОМСБр, танк Т-72А №510:
"31.12.1994 г. нас подняли около 5-6 утра, построились в ротные колонны, мы шли со 2-м батальоном под командованием м-ра Чернуцкого.
Командиром танка №510 нашего экипажа был капитан Юра Щепин, мех.-водителем был я, а вот фамилию наводчика я уже не помню, помню, что прислали их (молодых после учебки) на перевал. С нами еще шел танк под командованием л-та Суфрадзе Александра <...>.
Мы минут 15 ехали без стрельбы, а потом началось, почти весь десант исчез, мы свернули куда-то в частный сектор, там начали стрелять из гранатометов, подбили несколько БМП.
Мне запомнился какой-то старик сумашедший, который под автоматными очередями раздетый плясал перед домом, пока его не застрелили. Потом мы как-то вывернули опять на широкую улицу, а там оказались на вокзальной площади.
Там Юра Щепин убыл на доклад к комбригу. Вернувшись, наша машина снесла бетонный забор вокруг вокзала, чтобы не было скрытного подступа. У меня еще кусок плиты попал под лопату отвала, мы так с открытым отвалом и ездили по городу.
А потом мы пошли по дороге назад, БМП растаскивать, подбитые с дороги убирать, целым освобождать дорогу. Я по схеме посмотрел, мы ездили по ул.Рабочая.
Мы, помоему, какую-то БМП спихнули, что бы другая проехала, в общем уже не помню, но в результате мы вернулись на вокзал, там подбитый БТР КШМ комбрига, где-то возле него мы и остановились.
Потом начали наступать группы чеченов, Щепин отстреливался из пушки и пулемета, потом орудие заклинило и Щепин приказал наводчику поменяться местами. Он устранил неисправность и опять открыл огонь, а крышку люка не закрыл на стопор, от выстрелов крышка приоткрылась и в нее стрельнули из гранотомета. Граната разорвалась прямо над люком Щепина. Через шлемофон ему разбило голову, танк заполнился дымом и мы подумали что Щепин погиб, так и передали по рации.
К нам прибежали Суфрадзе, Воробьев и еще кто-то не помню. Олег Воробьев прикрывал нас огнем из автомата, а мы с Суфрадзе достали Щепина из танка, он еще дышал, но был без сознания. Мы отнесли его в медпункт на вокзале. Под утро он умер не приходя в сознание.

<...> На плане вокзала [см. "Дополнительная информация по 131 ОМСБр"] нас обозначили "18", или "12", но наш танк после освобождения вокзала выгнали своим ходом.
Мне об этом рассказывал взводный 3 тр, не помню фамилию, зовут Руслан. А "11" на фотографии танк Т-80 с 81 полка, говорили, что это он стрельнул по вокзалу, когда меня ранило, в то время там еще был Женя Пащенко [ком. 1-й мср 1 мсб].
Меня отвели в комнату, где было много раненых, по-моему там был и Сащенко, он коректировал огонь артиллерии, когда наши хотели нам помочь артиллерией. Окна выходили на пути и за ними какие-то дома и стройки с башенными кранами, оттуда вели огонь снайперы, потом боевики пошли на штурм, у нас уже патроны заканчивались, кто-то приходил собирал у нас патроны, гранаты. Так продержались до вечера.
Постоянно шел обстрел из гранатометов и минометов, огонь не прикращался не на минуту.

На вокзале из танков целыми остались №510 (мой), №530(Черного), танк Виталия Данилова кажется №517 (мы на нем уходили с вокзала), а про остальные я не знаю. У нас, танкистов, позывной был, мне кожется "БРОНЯ + номер танка". Мой танк №510 сначало стоял возле "12" (на рисунке реконструкции), а после ранения Щепина, мы сдали назад немного, чтобы с фланга не обстреливали. И танк, по моему, Чуванова подбили на площади перед вокзалом и он взорвался, это было еще до нового года, а стоял он, мне кажется, по плану получается как раз почти напротив БТР №105".

Рядовой Денис Шачнев, наводчик-оператор танка Т-72А №517 (позывной - "Береза-516"), шел вместе с вторым батальоном.
Экипаж:
1. Лыков Валерий - командир;
2. рядовой Денис Шачнев - наводчик-оператор;
3. рядовой Дмитрий Поздняков - механик-водитель.
"Мы пошли сразу, потом обстрел, перед нами БМП подбили, её развернуло, посыпались все.
Мы БМП объехали и заблудились, мотались по городу, по нам стреляли и мы стреляли.
Потом встретили КШМ [вероятно арт. корректировщиков садн 429 МСП], пошли за ними, и КШМ подбивают. Мы испугались, развернулись и как-то вышли к вокзалу, прям на комсомольской на углу дома павлова нас подбивают в правую ведущую звёздочку, гусиница разматывается, всё встатли, и тут обрушение торца дома с 5-го по 1-й <...>

Дмитрий Поздняков, механик-водитель танка Т-72А №517:
"Потом мы одну улицу проехали, я повернул, и там были частные дома, и перед нами была 5-этажка. Слева у меня был Дудаевский дворец, а справа – вокзал. Там три наших пехотинца были, они с этим домом перестреливались, он справа был. Мы один раз по нему выстрелили. Потом навстречу нам выехала 80-ка, остановилась рядом с нами. В нее попал выстрел из гранатомета, но ее не подбили, и она сразу дальше уехала. А мы на этом месте остались.
Валера Лыков связался с командиром роты Суфрадзе.
Суфрадзе спросил, где мы находимся, и велел посмотреть название улицы. Однако название улиц было написаны на чеченском языке арабской вязью, и узнать где мы находимся, мы не могли. Тогда Суфрадзе отдал команду: "Действуйте по обстановке!"
В это время я уже орал: "Съебываемся отсюда, пока я помню дорогу!"
Вообще я орал это почти всю дорогу, потому что, честно говоря, паника одолевала немного. Хотелось, конечно, и проснутся, казалось, что это как бы сон. Но потом я осознал реальность, упокоился немного.
Я сказал себе: "Ну помру - так помру, а воевать – так воевать! Деваться некуда, надо, других здесь не будет все равно, ни кто не поможет..."
И как то собрался, ну конечно хотелось побыстрей съебаться отсюда. Я понимал, что мы в этом городе ни хрена… Я понимал, что я вообще никакой солдат, вот, что я понимал! Что я не обучен для этих боевых действий!
И все решили, что уже действительно надо выбираться из этого города. Я развернул танк, поехал по улице, там стояли БМП подбитые. И вот там мы увидели "мокрицу", я так понял, что это была разведывательная машина артеллеристов, или связная машина их. Мне говорят – езжай за ней. Мы поехали, и на перекрестке в нее как долбануло! Её в другую сторону откинуло! Из нее так и никто и не вылез, по крайней мере пока мы её видели.
Перекресток этот я все же смог проскочить, мимо нее проскочили, и там я развернулся, и на третей передаче обратно выехал.
Потом на перекресток выехал Суфрадзе на двух танках, и мы ушли с ними направо на вокзал. Мы подъехали прямо к этому "Дому Павлова" и Денис, я помню, он стрелял через триплекс обыкновенный, не через прицел, потому что они (чеченцы) очень близко были.
Валера орал: "Ты чего, не видишь – вон они!"
Денис: "Вижу, вижу! Стреляю!"
Я загнал наш танк за ларек, спрятал его туда. После этого шесть выстрелов попало в танк командира роты и один в наш танк – в бочку, но она, на счастье, пустая была, ее оторвало, взрыв, гул! Вылезли. Из стыка "Дома Павлова" с соседним домом, справа, если от вокзала смотреть, по нам стреляли, пули летели. У нас тогда комбрига первый раз тогда ранило. Он на 80-ку залез, и в нее из гранатомета и пулемета дали! Он вниз упал.

И вот мы встали под пятиэтажкой этой. Мы тогда даже не знали точно, где наши, где враги. "Детские" такие рассуждения были – там наши, нас не убьют, а враги в доме в этом. Я говорю – ну раз они, враги, не видят нас тут снизу, давайте тут постоим!
И вот когда мы стояли под домом этим, капитан Воробьев (это я уже потом узнал, что это он был) шмальнул по дому этому из огнемета.
Чуть ли не весь пятый этаж обвалился, балкон полетел вниз, прямо на танк упал, пулемет НСВТ загнуло. Я, честно говоря, подумал, что сейчас весь дом обрушится. И в это время Валера или Денис сказал: "Бежим!" Чего-то на самом деле страшно стало! И мы сиганули и побежали на ту сторону, прибежали и сели за БМП".

Книга Памяти Майкоп:
"Объяснительная
Я, ст.пр-к Барыбин В.Г., в присутствии нач. отдела кадров п/п-ка Куква С.Ю., сл. РА Махонова Б.Д., Апасова И.П. [отец Апасова В.И.?] [в]связи с тем, что я убываю к другому месту службы поясняю. 31 декабря 1994 года в составе 131 бригады 2[-ого] МСБ 4[-й] МСР на должности старшины 4[-й] МСР выехал на БМП-2 №210 в составе колонны в г. Грозный. Это была машина командира роты Апасова В.И. Механик-водитель рядовой Нагибин И. Я ехал в качестве оператора-наводчика. В десанте был пулеметчик рядовой Саюстов В. [скорее всего это был Саюстов Константин Анатольевич].
При въезде в город на ул. Рабочей на углу около старого здания КГБ в составе колонны мы были обстреляны и начали вести бой с боевиками. Машина стояла на перекрестке. После того когда по улице Рабочей от ул. Маяковского стали приближаться боевики машина №210 ушла с перекрестка, чтобы развернуться и [слово «стать» зачеркнуто] занять выгодную позицию для отражения огневого нападения противника.
После разворота на следующем перекрестке машина при приближении к ул. Рабочей была подбита из гранатомета и загорелась. После того когда я очнулся на улице, рядом со мной был рядовой Нагибин. Пулеметчик Саюстов при попадании был убит. К-н Апасов прикрывал нас при перебежке на другую улицу.
Затем мы находились на ул. Рабочей между двумя кучами кирпича. С нами там были капитан-медик (фамилии не знаю), раненый офицер (фамилии не знаю).
Бой ужесточился, практически нельзя было поднять головы. Большинство боевых машин горело. Поступила команда на отход, прикрываясь домами и горевшими машинами. Медики понесли раненого офицера. К-н Апасов прикрывал их автоматным огнем.
Офицера принесли к БМП-2 №216. Она была как санитарная машина. После того как офицера положили в левый отсек десанта, где был ряд. Елфимов [Алексей Николаевич, мех.-вод., погиб], я больше капитана Апасова не видел.
Сам я был ранен и контужен. Я сел в машину №216 в правый десант. Потом машина была расстреляна. Я был вторично контужен и потерял сознание. Очнулся на улице. Машина горела. Вокруг никого не было. Метров 50 от горевшей машины я увидел горевшую КШМ артиллеристов и начал ползти туда. и был с ними. Там было трое тяжело раненых, майор, лейтенант и два солдата.
Выводили нас из дома местные жители.
Первый раз я попытался выйти из г. Грозный 5 января с помощью жителя Сухомлинова А.А. Мы прошли около 6-7 кварталов и попали на ул. Рабочая. Я узнал место боя, увидел свою сгоревшую машину. Там лежали убитые. Среди убитых капитана Апасова не было. В этот день мы выйти не смогли, так [как] нарвались на большую группу боевиков и были вынуждены спрятаться.
Вторую попытку сделали 8 января по тому же маршруту. На месте боя на ул. Рабочей остались только сгоревшие машины. Тел погибших не было. Сухомлинов А.И.[?] довел меня до теплотрассы, а дальше я шел сам до парка [им. Ленина]. Там была группа десантников. Они вывезли меня в расположение наших войск.
Во время боя на ул. Рабочей огнем из БМП-2 №210 было уничтожено две машины с боевиками, был сделан завал из столбов и деревьев, чтобы перекрыть ул. Рабочую для продвижения боевиков".

Шабанов Евгений Игоревич (1974-1994).

Гвардии сержант. Командир отделения разведчиков артдивизиона в/ч 29483. Дивизион был временно придан 131-й отдельной мотострелковой бригаде. Погиб 31.12.1994 г. в бою за железнодорожный вокзал г. Грозного Чеченской Республики. Евгений заживо сгорел в машине. Его обугленное тело два месяца пролежало в подбитой машине.
С объяснений майора Мозгового в/ч 01860 [429 МСП], в подразделении которого воевал гв. сержант ШАБАНОВ Евгений Игоревич, можем пояснить следующее:
На пополнение дивизиона, находящегося в городе Моздоке 5 декабря 1994 года прибыло 8 человек с в/ч 29483 [503 МСП]. Гв. сержант ШАБАНОВ Е.И. был назначен старшим радиотелефонистом в КШМ [командно-штабная машина] №115 командира батареи капитана Бондарева. С 15 декабря 1994 года дивизион был придан 131-ой Майкопской бригаде, с 15.12.1994 года находился в Чечне. 31 декабря 1994 года по приказу начальника артиллерии корпуса полковника Севастьянова экипаж командира 3-ей батареи капитана Бондарева и командира дивизиона майора Мозгового пошёл на штурм города Грозного в качестве корректировщиков огня артиллерии со 2-м батальоном бригады. Когда дошли до центра города, зданий КГБ и МВД Чечни, начался бой с дудаевцами. Сначала была подбита из гранатомёта KШМ №115 капитана Бондарева, затем КШМ №100 майора Мозгового. Когда выходили из машин, начался обстрел из пулемётов и автоматов, завязалась перестрелка. Часть экипажей заползла в частный двор, затащили раненных, Гв. сержант ШАБАНОВ Е. и ряд. МОРОЗОВ А. (в/ч 29483) из подбитых машин не вылезли. Трупы погибших майор Мозговой не видел. Позже майор Мозговой выезжал на место боёв и ему сказали, что технику и погибших вывезли сразу после освобождения территории города в районе улиц Рабочей, Никитина, Чернышевского, железнодорожного вокзала. В конце февраля офицеры в/ч 01860 капитан Гайтов и старший лейтенант Кухин выезжали на опознание и опознали гв. сержанта ШАБАНОВА Е.И.

Ю. Мозговой.
ВОЗДАЙТЕ ДОЛЖНОЕ СОЛДАТАМ.

"Мой самоходный артиллерийский дивизион был поднят по тревоге и убыл в Моздок 26 ноября 1994 года. 15 декабря мы были приданы 131-й Майкопской мотострелковой бригаде и совместно с ней выполняли задачи на Сунженском перевале перед Грозным. 31 декабря я с двумя командирами батарей на двух КШМ ушел со вторым батальоном бригады на штурм Грозного в качестве корректировщиков огня.
По дороге моя машина была подбита гранатометчиком, но двигалась, ранило сержанта Яценко. У железнодорожного вокзала были подбиты обе машины, в моей погибли командир взвода управления старший лейтенант Епланов и рядовой Морозов. С нами были подобранные при движении убитый офицер и раненный в голову солдат 4-й роты. Когда выскакивали из машины, тяжелые ранения получили механик рядовой Ковалев и, повторно, сержант Яценко, на этот раз в грудь. Медик старший лейтенант Грубский [его фамилия – Гурский Александр Витальевич], которого мы тоже подобрали по дороге, был убит.
Отстреливаясь, прикрывая друг друга, вытащили из машины раненых и заползли в частный дом. Там уже был неизвестный нам гражданский и экипаж второй КШМ командира батареи капитана Бондарева. Сам он был тяжело ранен, его радиотелефонист Шабанов сгорел в машине. В сумерках гражданский поочередно вывел в район рынка на улице Никитина всех ходячих раненых. Дважды — в 23 часа и под утро — мы пытались вынести раненых, но натыкались на дудаевцев. Вечером на моих глазах умер Яценко.
Утром 1 января попытались под видом гражданских вывезти раненых на тачке, но попали к дудаевцам: капитан Бондарев, рядовой Ковалев и наводчик БМП из 131-й бригады оказались в плену. Оставшиеся выходили двумя группами. Со мной были командир батареи капитан Гайтов, сержант Хапаев, рядовой Субботин и командир роты из 131-й бригады.
Благополучно вышли в район поселка Долинский. Вторая группа попала в засаду. Лейтенант Битиев и младший сержант Деркачев были тяжело ранены, их спасла русская женщина Мария Дмитриевна Кузьмина. Раненый рядовой Вольсков попал в плен. Рядовой Столмацкий был убит".

*******************************************************************************************************************

Боевые действия 1 мсб 131 ОМСБр 31.12.1994 г. (14:30-16:00)

В 14:30 усилился обстрел из соседних зданий. Вначале огонь в основном велся из 5-этажного дома напротив ("Дом Павлова"), из частного сектора и со стороны ул. Табачного.

Нач. опер. отдела 131 ОМСБр п/п-к Клапцов Юрий:
"В 14.30 начал завязываться бой. С соседних домов стали стрелять потихонечку: сначала из автоматов, потом из гранатометов. Они заранее выбрали позиции хорошие. Когда Автурханов в город входил, был точно такой же замысел, точно так же шли на вокзал. Потом чеченцы мне сами говорили: "Вы, русские, ничего не понимаете, так и ходите по старым следам. Мы вас ждали". Еще Ленин завещал брать вокзал, телеграф, телефон. Такая же дурость была и в этот раз. Здание-то пустое, никому не нужное".

Нач. опер. отдела 131 ОМСБр п/п-к Клапцов Юрий:
"Пришли к вокзалу, часа полтора было относительно тихо. Я даже прошёл туда, обратно, было тихо. Заняли ж.д. почтамт, стройку, здание за ней, вокзал. Сразу не успели взять "Дом Павлова", если бы взяли, то удержали бы, а так, но и приказ же был не занимать жилых домов, а потом было поздно".

(Рустем Максович Клупов: "Я предлагал занять "Дом Павлова", но комбриг не разрешил")

Рядовой, огнемётчик 3 мср 131 ОМСБр Николай Рябцев:
"На вокзале духи не сразу нападать стали, только через час-полтора, и то начали вяло как-то.В основном услили огонь с приходом темноты".

Появились убитые и раненые.
В 15:20 БМП-2 сгорела от попадания из гранатомета, разведрота доставила раненых в медроту.

НШ 1 мсб 131 ОМСБр м-р Чмирев Ю.

НШ 1 мсб 131 ОМСБр майор Чмирев Ю. о начале боя:
"Мы терялись, офицеры <...>, а для бойцов это было очень тяжело, первые минуты боя, когда Игнатову голову оторвало, они вообще все в снег сели, никто даже двигаться не мог от ужаса, крови..."

Около 16:00 ранен комбриг И. Савин.

НШ 1 мсб 131 ОМСБр майор Чмирев Ю.:
"Он [Савин] практически с самого начала боя получил ранение. <...> Как получилось? У нас первые потери начались. Погиб солдат один со второго штурмового отряда, которые пробились на танке и ранило бойца. Я спросил какие фамилии у убитого и раненого и побежал к комбригу доложить, что... и когда к нему подошёл, был разрыв мины, возможно от миномёта. Комбриг схватился за ногу и говорит: "Стаскивайте сапог с меня!". Замполит снял сапог, и я увидел, что в ноге у него торчит осколок. Где-то сантиметра наверное 2-2,5. Он приказал: "Давай, тащи его!". <...> Ну я схватил руками за осколок - он горячий ещё был - обжёг руку".

Нач. опер. отдела 131 ОМСБр подполковник Клапцов Юрий:
"Савина первый раз ранили где-то в часов в 15:00, 31 числа, автоматчик с "Дома Павлова" стрелял по нему, и попал в ноги, пробил стопу и т.д., мы его перетянули, перевязали, жгут наложили, потом второе ранение было тоже в ноги, только не в стопу, а уже в голень, тоже пуля попала, не то снайпер, не то автоматчик, трудно сказать. Факт то, что что-то пролетело, а потом уже когда выходили он был ранен в голову, видно осколком. Скорее всего так, а когда его хоронили у него в центре лба была дырка, контрольный выстрел".

Ст.прапорщик, начальник узла связи радиотехнической бригады, состав ГБУ "Акула-1" Шибков В.В.:
"БТР комбрига стал параллельно вокзалу, потом из недостроенного здания влепили в левый двигатель.Я подбежал сказать им: "Комбриг, горите!", - потом сам сел на место механика и закрыл своим БТР от огня со стройки, оттуда был сильный пулеметный огонь. БТР сгорел потом, весь оранжевый стоял, там пиротехники было много, ракеты сигнальные и прочее".

Командир взвода бс 131 ОМСБр Алексей Кирилин:
"Первый мой БТР два ноля третий [номер 003] - БТР командира бригады. То есть в него произвели выстрел из гранатомёта. <...> Комбригу я сказал, что надо выходить из машины. Пока тушили, пока это... И пункт, скажем так, управления он вёл непосредственно находясь... прикрывшись БТРом, потому что стрелять начали с пятиэтажки, которая была напротив. В основном массированный огонь оттуда шёл".

Нач. опер. отдела 131 ОМСБр подполковник Клапцов Юрий

Нач. опер. отдела 131 ОМСБр подполковник Клапцов Ю.:
"На наших командно-штабных БТР "Чайка" антенны во все стороны торчат - ни с чем не спутаешь. Чеченцы из гранатомёта три раза в него попали. Средства связи целы были, мы с Савиным и другими офицерами под колесами лежали и оттуда управляли боем. Чеченцы по-русски выходили на нас, говорили: "Ваня, бросай оружие! Разойдёмся по-хорошему, мы вас из города выпустим". Мы им отвечали с помощью "божьей матери". У Дудаева средства связи вообще были налажены неплохо. У нас "сто пятые", рюкзаки, а у них "мотороллы". <...> Потом мы вместе с начальником артиллерии полковником Сащенко залезли в командирский БТР и начали оттуда стрелять. Чеченцы снова врезали из гранатомета, хорошо попали, в двигатель. Мы не пострадали, но контузия была приличная - ребята нас вытащили. Командир бригады приказал от БТР отходить. Мы взяли переносные радиостанции и перебежками-переползками - в здание вокзала".

Книга Памяти Майкоп:
Петриченко Дмитрий Евгеньевич (1975-1995).
Рядовой. Механик-водитель БТР батальона связи 131-й отдельной мотострелковой бригады.

Дмитрий Петриченко

Письмо ст.л-та Кирилина А.В. родителям Дмитрия:
"Здравствуйте уважаемая Людмила Анатольевна!
Отвечает Вам, на ваше письмо ст.л-т Кирилин А.В., я был командиром экипажа БТР-а в котором был ваш сын Дима. У Вас правильные сведения, в нашем БТР-е находилось все управление бригадой. Всего в экипаже нас было восемь человек, на данный момент в живых осталось четверо. Двоих похоронили (комбрига Савина и Вашего сына; двое пропали без вести; начальника оперативного отделения п/п-ка Клапцова освободили из плена), а мне, Сорокину и замполиту бригады удалось выйти из города сразу на наших.
Теперь попытаюсь ответить на ваш вопрос. Как Вы, может быть, слышали, наша бригада получила команду войти в г. Грозный и занять ж/д вокзал.
Извините, может я отвлекусь, но благодаря вашему сыну за недели две до входа в Грозный я и Сорокин остались живы. Мы в это время стояли на Терском перевале перед п. Октябрьским. Декабрь месяц, гололед, мы возвращались с наблюдательного пункта ночью (фары включать не разрешали) и, спускаясь по серпантину, нас занесло.
Впереди была скала, справа обрыв метров 20, и только благодаря мастерству Вашего сына мы не слетели в обрыв и остались живы. И вообще за месяц совместных поездок я не услышал от него ни одной жалобы. Хотя нашему экипажу приходилось намного труднее, чем всем остальным.
31 декабря наша бригада вошла в г. Грозный на ж/д. вокзал. В город мы вошли спокойно, почти без стрельбы, на вокзале мы были около 13:00. Буквально через час наш БТР подбили из гранатомета, при этом выстреле никто не пострадал. Затем нас обстреляли из пулемета и автоматов, был ранен комбриг и один офицер. Под БТР-ом мы просидели часов до 10 вечера, а затем, когда уже под БТР-ом невозможно было сидеть, мы ушли в здание вокзала.
Держа оборону вокзала, мы находились под окном и отстреливались. Дима сидел под средним, третьим окном в зале ожидания (на кассете большой зал с большими окнами). Около 12:00—13:00 01.01.1995 г. в окно (раму) где сидел Дима, попала граната из гранатомета.
Он был ранен в голову. Диму отнесли в комнату, где были все раненые. Я спрашивал у медиков, мог ли он выжить. Они мне сказали так, если ему будет оказана высококвалифицированная помощь хирургов в течение нескольких часов, тогда он, может быть, смог бы выжить.
Наши медики могли оказать только первую помощь. И то под конец у них кончились медикаменты, так как у нас было около 70 человек раненых. У Димы было осколочное ранение с проникновением в мозг.
В 17:00 1 января мы начали отходить с вокзала. Все наши раненые (тяжело раненые, которые не могли ходить) погрузили в БМП, к моменту отхода у нас осталось 1-БМП и один танк.
В этом БМП ехал начальник связи бригады n/n-к Чумак А.М., который пропал без вести, п/п-к Клапцов Ю.В., который попал в плен. Эта БМП была подбита тремя выстрелами из гранатомета одновременно в центре города. На этой БМП был Дима. В живых из этого БМП остались п/п-к Клапцов Ю.В. и пр-к Керим-заде, они оба попали в плен.
В этом БМП погибли почти все наши тяжело раненые.
Нам можно сказать повезло. Когда раненых погрузили в БМП, то все туда не поместились.
Танкисты, рискуя жизнью, выгнали танк из под обстрела. На этот танк погрузили оставшихся раненых и поехали по железной дороге. Я и Сорокин шли в этой группе. Дима погиб 1 января".

Ст.прапорщик, начальник узла связи радиотехнической бригады, состав ГБУ "Акула-1" Шибков В.В.:
"У самого вокзала сильный огонь вначале велся из пятиэтажки напротив ("Дом Павлова"), стреляли гранатометчики. По дому был произведен выстрел из РПО "Шмель", при этом обрушилось несколько этажей. После этого гранатометчики противника там больше почти не появлялись (По словам Вадима Шибкова, "Дом Павлова" удалось пристрелять и держать в дальнейшем под относительным контролем).
Я сам несколько раз ходил "чистить" это здание..Основной проблемой было депо, оттуда велся массированный огонь, стреляли снайперы, а также стреляли со стороны квартала с домом с надписью "Слава советским железнодорожникам !"
Связь - ужас, все частоты забиты боевиками, выходили на нас,у нас рации - для авиации свои, для пехоты свои, а у них "моторолла", поиск по частотам, я одну такую снял с убитого..."

Ст.прапорщик, начальник узла связи радиотехнической бригады, состав ГБУ "Акула-1" Шибков В.В.:
"Попытки атак были со стороны депо, но они все отбивались, причем с нашей стороны потерь практически не было, а их покрошили прилично.
В упор работали гранатометчики с расстояния до 30 метров, я их даже один раз сначала за своих принял, о чем сразу пожалел, хорошо хоть пока они перезаряжались у меня автомат не подклинило... Они внаглую между нашей техникой гуляли и в нашей же форме.
На путях нашей техники не было, там насколько я помню, стояли ж.д. цистерны 2 или 3, не помню. Со стороны, где стояли наливники чаще снайпера пытались работать (и, к сожалению, иногда успешно) - это со стороны путей".

Нач. опер. отдела 131 ОМСБр подполковник Клапцов Ю.:
"В самом начале столько техники было разбито. Практически вся техника была уничтожена, люди по вокзалу. Кто где. А техника была почти вся сожжена, да её и укрыть там негде, тем более была поставлена задача ни в коем случае не разрушить ни какой киоск, лавочку... <...>
По началу досаждал "Дом Павлова" очень. С ночи же сильнее стало доставать депо, оно полностью контролировалось боевиками и оттуда был основной огонь, снайпера стреляли. Множество раненных и убитых от них было".

Начмедслужбы 1 мсб Тупиков Н.:
"Батальон закрепился на простреливаемом с двух сторон вокзале, там же мы организовали временный медпункт. Поначалу казалось, что все это временно, что сейчас подойдут наши и мы начнем эвакуировать раненых в тыл (их в начале боя было всего четверо). Но вот появился первый убитый. К нам пробился танк из 81-го полка — раненый офицер рассказал, что все шедшие за нами части рассеяны, окружены и много уничтожено техники.
На свой страх и риск я решил попробовать прорваться с ранеными на БМП, погрузив их в десант. Со мной пошел старший лейтенант медицинской службы Олег Кожура. Всего через два квартала — страшный удар в правый борт, который, на наше счастье, был загружен солдатскими пожитками, принявшими на себя кумулятивную струю гранатомета. После легкого шока чувствую — правый десант горит, раненые кричат. Приказываю: "Назад на вокзал!" Олега Кожуру серьезно контузило — удар гранаты пришелся ему под сиденье [на самом деле в БМП находился один ст. л-нт О. Кожура. Н. Тупикова, при попытке вывезти раненых, в машине не было].
На вокзале доложил командиру бригады, что пробиться невозможно и всех раненых целесообоазно доставлять на вокзал. Там — в бывшей "Комнате матери и ребенка", где случайно оказалось много теплых одеял и чистых простыней, мы, уже более основательно, оборудовали свой временный медпункт".

Ст.лейтенант мед. сл. 131 ОМСБр Олег Кожура

Ст.лейтенант мед. сл. Олег Кожура:
"Стояли на перевале, перед Первомайским. Карт нам никто не давал. Нас, офицеров, собрали [перед штурмом], сказали - вот карта, срисуйте себе кусочек на листок бумаги цветными карандашами, куда вы будете ехать.

Я входил в город Грозный на БМП, в котором поломан электропривод башни, поэтому мне ее и отдали, а башня вращалась только вручную. Сказали: "Ты офицер и будешь старшим машины. Это была машина 2 мср 1 мсб".

Я был придан в качестве врача 2 мср, а в 3 мср - от мед. службы прапорщик Дёмин, а в 1-й роте - ст.л-т м/сл Э.Волощук. Старшим мед. службы 1 мсб при входе в Грозный был капитан м/с Н.Тупиков. Начмед бригады - майор м/с А.Пешков. Он пошел уже 1-го января нас спасать с колонной помощи, пропал без вести, тела так и не нашли.

Долго ехали в городе, там [на сайте] примерно правильно нарисован маршрут. По пути были единичные перестрелки. Доехали до ж\д вокзала, там встали. Стала подходить остальная бронетехника, заполнили пространство перед вокзалом.
Вдруг, где-то за вокзалом - тра-та-та! На марше и до этого стреляли, но пострадавших не было. И тут говорят - вот там уже есть раненые. Мы побежали туда к ним, а там не подойти, там обстрел. Ну, как-то смогли перебежками к ним добраться и эвакуировать их под стену вокзала.
Смотрю - один из них уже мертвый, остальные тяжелораненые. Мы с Волощуком стали ими заниматься. Нужно было их разложить, еще Пирогов придумал - ряды, они так и называются - "ряды Пирогова", если много раненых, то их надо разместить так, что бы между ними можно ходить.
Мы на улице их разложили. Сложили там человек пять, шесть, семь, восемь. Я смотрю - десять уже! А их всё подносят! В основном тяжелораненые. Хотя там условия ничего не позволяли сделать выше знаний фельдшера. Это у ВДВ врач в укладе на любую группу обязан иметь растворы для в\в вливаний, их еще называют кровезаменители. У меня были две бутылки, я их первым двум раненым и поставил, потом всё - кончились.
Я говорю: "Тупиков, они же все поумирают без оказания специализированной помощи!"
Ну что, ну перевязал бинтом, а там пол головы нет! Что толку то..?
Тяжелораненым срочно надо было оказывать реальную помощь в стационаре, а не с бинтиком и жгутом вокруг них бегать.
Я говорю Тупикову: "Надо эвакуировать их в тыл! Ты организуй машину, а я их погружу".
У нас карточки были, форма 100, по-моему, отрывные такие, цветные. Там просто оторвал, написал фамилию, отдал. Вот я им всем эти карточки под бушлаты позасовывал.
Я говорю [Тупикову]: "Я все сделал, теперь их только отправить, и все. Довезут, там встретят, ждут. Там же начмед Пешков, он все знает".
Тупиков отвечает: "У тебя же есть машина, вот ты и вези".
Нашли Николаева (ком 2 мср).
Я говорю ему: "Вот такая ситуация, надо их увозить".
Он отвечает: "Ну и вези! Можешь брать свою машину и увозить, если так надо".
Тогда я говорю своему водителю: "Все, дали команду ехать".
Тупиков спросил: "Ты дорогу найдешь?"
Я подумал - ну как, там бригада едет, как я не найду дорогу?
Ну, запомнил примерно.
И мы открыли задние двери и туда загрузили этих раненых. Старались как можно больше поместить в одну мою БМП. Как селедки в банке, сколько влезло. Я много слышал о страшных последствиях попадания кумулятивного снаряда в бронетехнику, поэтому приказал открыть все верхние люки на машине на случай попадания снаряда и сел в машину. Стрелок - дембель со мной, парень такой грамотный, можно сказать даже храбрый, и водитель бронемашины - сверхсрочник с опытом вождения [Калинин Владимир]. Мы стали выезжать, мимо нашей техники, проехали вдоль вокзала и повернули направо. И встали на улице, по которой мы заезжали.
Я говорю: "Вперед!"
Мы проехали может секунд пять-семь. И вдруг такой удар, Бабах!!! Так долбануло! Меня как молотом ударило по всем частям тела со всех сторон сразу! Это такой силы удар был! И машина, почему-то, остановилась сразу.
Я пытался глаза открыть, глаза режет дым, там чего- то подо мной горит, трещит, видимо боекомплект занимался пламенем, мы его выстрелили только процентов, может на двадцать, очень много еще оставалось. Раненые кричат! Кумулятивный снаряд попал в в правый фальшборт, ровно посередине, поэтому горело и трещало с моей стороны. Внутри башни все черное от дыма, ничего не видно, дышать нечем. Хотел я высунуться из люка, подышать, но пули прямо вокруг ложатся, слышно - тум-тум-тум! Ё-моё, думаю! И не подышать, так, глотнул воздуха немного. Толкаю сбоку солдата наводчика, а он не отвечает.
Я в рацию кричу: "Нас подбили!"
А водитель, который находится далеко впереди и внизу мне отвечает: "Нет, все работает! У меня дыма нет, все целое".
Я говорю: "Так чего ты стоишь?! Сейчас второй по нам зарядят! Давай срочно разворачивайся и назад к нашим!"
Чего-то он ответил такое, вроде: "Может не надо?"
Я: "Да нас подбили, сейчас взорвется тут все!"
Далеко горящими мы бы все равно не уехали.
Я закричал: "Все, давай разворачивай и обратно на вокзал!"
Он быстро машину развернул, молодец, и приволок ее обратно на то же место, откуда мы отъехали.
Ну, думаю, п...ц! Полная машина раненых, подбит, выехать невозможно. Тут до меня дошло, что ситуация аховая! Достали меня из машины, подтащили под стену вокзала. Водитель сам вылез, и солдатика наводчика достали, он живой еще был.
А потом пытались раненых достать из десанта. Они орут там, машина горит, трещит! Кувалдами били по этим дверям, они заклинили. А танкисты, бээмпэшники , пытались туда кидать снег, что бы затушить огонь. Но там треск, дым валит, куда там затушить! Вот они бросали-бросали снег сверху в люки башни, а сзади по люкам десанта бьют молотами, ну чем под рукой было, что бы двери десанта открыть и вытащить раненых. Били, били, били, а потом кто-то кричит: "Сейчас взорвется боекомплект!" Буквально в секунду отбежали все, всё бросили, и машина взорвалась. Я смотрю, башня взлетает высоко и падает где-то там рядом. От башни, слава Богу, никто не пострадал, а вот нашего и.о. комбата (он стоял рядом с БМП), сорванным люком БМП ударило и как на тазике унесло вместе с этим люком! Метров 50, наверное, летел. Естественно, что все кто был там внутри, все раненые, они вылетели как брызги, там ничего не осталось от них, даже кусочков одежды.

Я только пришел в себя, а мне уже новых раненых подносят. Рядом со мной кладут. Они не отличают, кто раненый, кто убитый. И кладут и кладут.
Я говорю: "Что вы их [мертвых] тут складываете со мной?"
Они говорят: "Ну ты же ведь врач, мы тебе их и подносим".

Меня убивало, то, что я понял - вывезти их не возможно, а помочь фактически можно только "добрым словом", бинтом, промедолом и жгутом.

Когда мы уже внутри вокзала были, я организовал медпункт, комнату выбрал какую-то там, вроде написано было "Комната матери и ребенка". Какие-то маленькие кроватки там точно были. Мы их все повыбрасывали через окна, просто на пол клали раненых, ну чего там - там этих кроватей было мало. Дальше нам раненых подавали через окно вокзала и все знали где находится медпункт.
Те раненые, кто приходил в себя, набивали патроны в магазины.

**********************************************************************************************************************

Боевые действия подразделений 81 гв. МСП в районе вокзала 12:30-13:30

Проспект Орджоникидзе. Направление движения подразделений гв. 81 МСП к вокзалу

Из рассказа нш 81 гв. МСП подполковника Бурлакова Семена Борисовича:
"Штурм планировался на 10-е число, однако 30-го вечером сказали, что выступаем 31-го. Всю ночь формировали ШО, бойцы не спали, это всё сыграло дурную роль потом, они засыпали в ночь на 1-е буквально под пулями, организм истощён был, приходилось чуть ли не пинками будить, а это всё потери.

Первоначально, по плану операции, задачу занять вокзал была поставлена первому батальону. Однако 3 мср (1 мсб) оказалась заблокированной в заторе на ул. Первомайской. Ждать ее было рискованным. Ярославцев дал добро, что бы выдвигаться к вокзалу силами 1 и 2 мср.
Выйдя на рубеж вокзала, подразделения 1 мсб 81 гв. МСП (1-я и 2-я мср), заняли позиции на западной части площади (справа от строящегося здания, если стоять лицом к вокзалу).
Проходившая информация о том, что целенаправленно становились по улицам Рабочей и Поповича (до Беликовского моста) неверна, если кто и стоял, то только из заблудившихся, задачи такой не ставилось.
Основной опорный пункт был расположен в здании с вывеской "Вулканизация", напротив 5-этажного здания, расположенного в южной части квартала пятиэтажек, где находился дом с транспарантом "Слава советским железнодорожникам!". Позже, когда начался бой, оттуда велся массированный огонь [впоследствии Семен Борисович узнал от местного жителя, жившего в этом доме, что там, в подвале, находилось около сотни боевиков].

НШ 81 гв. МСП подполковник Бурлаков С.Б.: "Дом, из окон которого велся сильный огонь по району обороны 1 ШО. При занятии обороны, в подвале дома нас поджидали около сотни боевиков"

Взаимодействия с бригадой практически не было, из-за плохой связи. Все переговоры прослушивались боевиками, они же проводили их активное подавление".

От 81 полка в район вокзала вышли:
1. От 1-й мср - 5 БМП-2:
- №610 (командира роты);
- №612;
- №613;
- №615;
- №618.
Четыре офицера: командир роты капитан Александр Березуцкий, ЗКВР роты капитан Дмитрий Архангелов, командир 1 мсв Мочалин, командир 2 мсв Сидельник. БМП-2 №611 и №614-я вскоре ушли на помощь экипажу заблудившегося танка, в итоге у вокзала осталось приблизительно 28 человек личного состава, из них два офицера;
2. От 2-й мср - не менее 3 БМП.
Приблизительно до взвода личного состава из них три офицера: командир роты Александр Черниченко, ЗКВР роты ст.л-нт Владимир Константинов, ком мсв ст.лейтенант Куц с экипажем;
3. От 3 мср - 4 БМП-2:
- БМП-2 №639 с экипажем (3 мср, командир - мл. с-нт Максим Трифонов);
- БМП-2 №633 с экипажем (3 мср, наводчик-оператор рядовой Дурманов Александр);
- БМП-2 лейтенанта Ворошихина (3 мср) с экипажем;
- БМП-2 с экипажем (всего 5-6 человек, из них: механик-водитель Селиванов, старший стрелок Плотников Алексей, стрелок Осин Роман);
4. Штаб 81 МСП. Начальник штаба - подполковник С. Бурлаков. Командир 33 обс В. Ситников. БТР-60ПБ Р-145. Экипаж БТР. БМП-1КШ №604 с экипажем: мл. сержант, ком отделения связи роты связи 81 гв. МСП Александр Пирожков, связист Филатов, механик Шамсутдинов, ЗНШ полка майор Скирда
5. Приданные подразделения - два комплекса "Тунгуска", один огнеметный взвод на БТР (13 человек) под командованием лейтенанта Козлова Сергея;
6. 8-я танковая рота под командованием капитана Игоря Вечканова, 5 танков. Танки №180 (командира роты), №185, №186, №187, №189;
7. Два танка 7-й танковой роты (№№174,176) вместе с командиром танкового взвода Валуйских.

Подразделения 81 гв. МСП заняли оборону на участке:
- западная часть Товарной станции (2 мср);
- здание "Управления железных дорог" (1 мср);
- здание "поликлиники" (занимали огнеметный взвод, Михаил Трифонов из экипажа БМП-2 №639, экипаж БМП-2 №633); - здание "Вулканизации" - (командный пункт, начальник штаба 81 гв. МСП Бурлаков, командир 33 гв. ОБС Ситников, а также знш 81 гв. МСП Скирда);
- периметр строящегося здания [новый вокзал] (танки 8 тр), западная часть этого же здания (мотострелки).

Мл.сержант, ком отделения связи роты связи 81 гв. МСП Александр Пирожков:
"Служил я спецом в отдельной роте связи.
Мой позывной был - Султан-14, я командовал машиной НШ полка, а остальных не вспомню, к сожалению...
Я был в БМП-1КШ №604. В ней: Бурлаков Семён Борисович – НШ полка, Филатов (Филатыч кличка) связист был, Шамсутдинов (Захар кличка) – механик, я, и Скирда там каким-то боком пришитый был, всё же ЗНШ полка был.
От лесополосы утром пошли на штурм. Запомнить что-то, не вылезая их машины, было трудно очень. Мне Бурлаков - рули направо, рули налево, связь давай и всё, прикладом в затылок...
Вот помню затор был, где разведчики под расклад попали. Ушли налево, что-то такое помнится и там какой-то частный сектор.
Но это я только по связи знаю, моё дело было поддерживать, Филатыч сидел в задней части машины на радиостанциях, а я команды отдавал на переключение, связь с этими, связь с этими, мне по внутренней связи шёл приказ, а я его дублировал ему. Ну и соответственно команды механику, они сидели, по карте смотрели.
Допустим, чтобы я экипажем руководил, мне шла команда, сейчас ближайший поворот, а там уже Захар по тримплексам смотрел, куда, что, зачем, почему. Поэтому дороги я практически не видел. Я один раз помню, по правой стороне пустошь какая-то, вдалеке 9-этажка полуразрушенная и на первом плане передо мной стоит пехота и там Палыч [ком. 2 мсб Шиловский] из Калашникова ебашил по кому-то, в кого, я не видел, потому что сразу получил удар по почкам - залезь назад, куда я без тебя, блядь, это Бурлаков.

Далее мы прямо заехали в Вулканизацию [во двор], не знаю, метров, наверное, семь и повернули направо, стали параллельно забору.
Тут стояла Тунгуска не работающая, у неё стволы вверх заклинены были, ничего с ней сделать не могли, БМПшка была пробитая, у неё бензобак был пробит, топлива мало было, один вообще пробит был внизу, и ещё, по-моему, одна целая была БМП.
Я связь организовывал от машины до здания, полёвку кинули. Потом перенесли в саму вулканизацию, там кабинетик был, а во второй комнате складывали раненых. У Бурлакова ещё пехота была какая-то, он ей отдавал какие-то команды.
Вулканизация вообще представляла собой кирпичное здание, хорошей такой постройки, крепкое, одноэтажное, но с высоким чердаком, сам не ходил, но визуально прикинул, что в рост человеческий, смело шагать там можно было".


Здание "поликлиники"

*******************************************************************************************************************************

1-я мср 1-го мсб под командованием капитана А.Безруцкого из состава 81 гв. МСП занимала здание "Управления железными дорогами" [административное здание товарной станции, управление железных дорог располагалось на ул. Спартака, на другой стороне железной дороги].

ЗКВР 1 мср 1 мсб 81 гв. МСП, капитан Дмитрий Архангелов:
"Как вышло, что 3-я рота не смогла пройти к вокзалу? Ситуация очень простая, а именно - когда набрали темп, вот уже пошли, колонны шли ёлочкой и стреляли. 1 и 2-я успели проскочить. А 3-я рота, толи там интервал был больше в движении, то ли эти очухались, они уже тогда на плотный огонь попали, может это тактика у них была такая, раздробить. Это мои предположения из общения с оставшимися в живых солдатиками.

При выдвижению к вокзалу впереди шел БТР Бурлакова, за ней 1 мср. Я был за наводчика. Проходя мимо "Дворца" я в зеркало люка видел как сзади проходили выстрелы РПГ.
Вышли [к товарной станции] 4 БМП, я шёл на 618-й. Как рота пошла, я не видел надписей на зданиях, не время и не место было, да и когда идёт техника, а там всё было в крошке, пыль эта вся поднялась вверх в воздух и получается как туман, всё было заволочено. При движении машина Константинова [ЗКВР 2 мср] в засаду попала, загорелась, её пытались затушить, ничего не вышло, потеряли.
Из командиров взводов с нами к вокзалу вышел только Олег Мочалин [командир 1-го взвода 1 мср], я только его видел. Я его видел возле вокзала, он развернулся, ему задачу какую-то поставили пройти куда-то чуть дальше, он мимо меня проезжал. Я его остановил, подбежали, я его спросил: "Ты куда", - а он рукой махнул в сторону президентского дворца от вокзала: "Я туда", - задачу ему поставили и он на машине почесал в ту сторону и больше я его не видел.
Он был командиром взвода. Он потом в плен попал. Как я уже потом узнал, он пошел на помощь другому командиру взода - лейтенанту Сидельнику Сергею [командир 2 мсв 1 мср]. Дмитрий Рзаев [командир 3 мсв 1 мср] выйти [к ж.д. вокзалу] так и не смог. Так, что из офицеров было два человека, командир роты и я".

"31 декабря 1994 г. около 16:00 на допросе в подвале "президентского дворца" в Грозном только что взятый в плен легкораненный лейтенант Олег Николаевич Мочалин "слишком независимо" отвечал на вопросы начальника охраны Д.Дудаева Абу Арсанукаева и, в частности, заявил, что в бою израсходовал весь боекомплект своей БМП (120 снарядов).
Взбешенный Арсанукаев вывел Мочалина из помещения. В дальнейшем среди пленных О.Н.Мочалина никто не видел. В 124-й Специальной медицинской лаборатории его тело значилось за номером 83, среди первых вывезенных из Грозного".

Книга Памяти Петрозаводск.
Вот что стало известно о трагической гибели Олега из рассказов его мамы Клавдии Васильевны и ее сестры Валентины Васильевны:
"- В ночь с 31 декабря 1994 года на 1 января 1995 г., когда мы встречали Новый год, в Грозном начался штурм железнодорожного вокзала. Лейтенант Мочалин в составе первого батальона 81-го мотострелкового полка участвовал в штурме вокзала.
Олег был командиром БМП. Ему был дан приказ направиться на выручку такой же БМП, которой командовал лейтенант Сидельник.
Но оказалось, что машина Сидельника сгорела, надо было спасать людей. Отбить вокзал у дудаевцев не удалось, силы были неравные. Спасая солдат, оба лейтенанта попали в плен и были доставлены в президентский дворец.
Несколько солдат тоже были пленены. Олег имел два ранения в ногу.
Через несколько дней лейтенанта Олега Мочалина расстреляли, а пленных солдат обменяли на военнопленных чеченцев. Олег погиб в первых числах января. <...> Тело его обнаружили на улице Грозного лишь в конце января. Оно было погребено под обломками президентского дворца.
И только в конце января вместе с другими расстрелянными Олега откопали, но опознать личность не смогли. Это тоже родные узнали намного позже. <...> Точных данных о дате гибели Олега нет, но родные считают, что его расстреляли где-то 4-5 января. 4 октября гроб с телом Олега привезли в Толвую, 6 октября 1995 г. его похоронили с почестями.

Дневник правозащитника Орлова, 22:30:
"В медпункт привели семерых пленных, из них 2 офицера: лейтенант МОЧАЛИН Олег Николаевич (легкая контузия), лейтенант СИДЕЛЬНИК Сергей Николаевич (ранен в ногу и в руку), ряд. Сергей Юрьевич КИСЕЛЕВ, ряд. Олег Иванович ПЕРЕВАЛОВ, Сергей Васильевич МАРТЫНЕЦ (ранен в ногу и руку), ряд. ГИМАДЕЕВ Алексей Ризайудинович (в ногу), ряд. ОСОВИЦКИЙ Андрей Анатольевич (в голову, ногу, плечо). В ходе разговора с пленными в присутствии депутатов после слов Мочалина о том, что он израсходовал боекомплект БМП - 100 снарядов - Арсанукаев перешел на повышенные тона, а затем увел лейтенанта. Среди пленных Мочалина больше никто не видел. Его тело было обнаружено в развалинах Рескома и опознано в 124 смл".

Дополнительная информация о судьбе экипажей боевых машин лейтенантовв Сидельника и Мочалина.

ЗКВР 1 мср 1 мсб 81 гв. МСП, капитан Дмитрий Архангелов:
"Вышли прямо к зданию "Вулканизация", Бурлаков там разместил командный пункт. Закрепились в "Управлении железных дорог", обошли его со стороны путей и заняли. Здание управления, с одной стороны водонапорная башня, сзади пути, здание такое 3 или 4 этажа, с одной стороны начинается частный сектор и идут пакгаузы такие, складские такие, длинные.
Вначале ожидали нападения со стороны товарки, с запада, так как не думали, что боевики со стороны Дворца сунутся - вся площадь перед стройкой и дальше, к вокзалу, была заставлена техникой".

Обозначен командный пункт 81 гв. МСП. Здание "Вулканизация"

Свидетельство очевидца (1 мср 81 гв. МСП ):
"К этому зданию мы подошли со стороны палисадника. Тихо и скрытно. Нас практически никто не заметил. Встали за гаражами.
Каждой БМП определили участок обороны (направление стрельбы и сектор обстрела). Машины поставили во дворике, на воротах и на выездных путях к железнодорожному полотну".

ЗКВР 1 мср 1 мсб 81 гв. МСП, капитан Дмитрий Архангелов:
"Оружие перетащили на этажи, справа так поодаль 5-этажка торцом стоит, слева стал Черниченко. Там пакгаузы, и вот за ними в зданиях буквой «П».
Потом Семён Борисович позвал Березуцкого и я с ним пошёл, мы подбежали к Бурлакову, Бурлаков нам указал вот это направление, за пятиэтажкой туда вот, где "управление железных дорог", и сказал, чтобы мы брали на себя этот сектор, там строящееся здание вокзала видно, вот чтобы мы прикрывали этот сектор и полностью его закрыли.
И тут же там ком. 2 роты Черниченко с Константиновым, он ему тоже сказал какие задачи".

Свидетельство очевидца (1 мср 81 гв. МСП):
"Пока было светло, здание не занимали. Боялись, что свои перестреляют - своих. Если мы начнем палить с верхних этажей, тот же танкист в пылу боя примет нас за боевиков и шарахнет из пушки.
Но с наступлением темноты рота сразу же заняла последний этаж управления железной дороги. Здание это, старой и добротной постройки, было самым высоким. Впереди — только частный сектор и одинокая пятиэтажка. Выгодная позиция позволяла держать под контролем ближайшие окрестности.
Нужно было что-то делать, чтобы сохранить технику. И ее сохранили. Загнали в гаражи и прикрыли воротами. <...>".

ЗКВР 1 мср 1 мсб 81 гв. МСП, капитан Дмитрий Архангелов:
"Димка Мартемьянов, механ 618-й говорит: "Толку от БМП тут, частный сектор кругом впереди, смысла нет. Пожгут, давайте спрячем, пригодятся, чтобы они нигде не отсвечивали, иначе подобьют". Вот вам и простой солдат, казалось бы!
Антенны позагнули, спрятали 3 БМП, где в гараж, где в дом. Мы их загнали, с тыльной стороны управления были пути, а спереди во фронт там типа гаражей для собственных нужд, типа дворика. Мы их загнали туда.
А сначала да, выставляли на пути машины. А потом когда нам одну машину подожгли и мы не смогли затушить, и еще с "управления" было прекрасно видно, что на вокзале (расстояние-то небольшое) рвутся там машины, то мы с Березуцким поняли, что технику нужно куда-то прятать, иначе пожгут к чёртовой матери. Вот мы в гаражи загнали и прикрыли стрелковым оружием с этажей управления".

Свидетельство очевидца (1 мср 81 гв. МСП):
"Оборону держали 28 человек <...> во главе с командиром 1-й роты капитаном Александром Березуцким и его заместителем по воспитательной работе капитаном Дмитрием Архангеловым, которые поделили здание пополам.

Юра Макаров, гранатометчик. Он практически один прикрывал вход в здание. <...> Не дрогнули рядовые Шиляев, Кулагин, Матвеев, Ильючик, Труханович <...> сержант Микряков и младший сержант Дымский с нескольких точек ловко засекали снайперов, умело пользовались "ночником" — прибором ночного видения.
А рядовой Калнин (механик-водитель боевой машины, которая потом своим ходом придет в Моздок) безо всякой команды первым загнал "бээмпэшку" в гараж и тем самым сберег ее от уничтожения".

Здание "управление". Первое фото снято с крыши стройки. На втором фото слева от здания видны гаражи, где были укрыты БМП-2 1 мср

Увеличить

*******************************************************************************************************************************

Командир 2 мср 81 гв. МСП Александр Черниченко

2-я мотострелковая рота, под командованием капитана Александра Черниченко, заняла оборону на западном фланге товарной станции, в здании "LI"-формы. Не много позднее к ним подошла БМП из состава 3-й мотострелковой роты под командованием л-та Ворошихина.

"ЗКВР 2 мср 81 гв. МСП Владимир Константинов:
"Дошли все без потерь машины, все, что с площади прошли. Не все пошли на товарку, не все прошли пробку, я не помню сколько. Черниченко сказал, ближайшая задача после пл. Орджоникидзе в районе вокзала, товарно-разгрузочная станция. Мы спешились, он распределил, мне поставил задачу занять этаж вот в этом здании, короче, обойти его, поставить пулемёты (здания "LI"), а сам пошёл расставлять машины. Машины роты были №620 и т.д. И тут мы встретили, подъехала БМП-2 с 3-й роты, лейтенант Ворошихин и его солдаты, механик Селиванов.
Связи не было вообще, я помню, последний раз связь была, как только мы там расположились, расставили машины, Черниченко доложил, что задача выполнена и на этом всё.
Поначалу мы держали не только 2 этих дома, которые "LI", рассредоточились, там пакгаузы какие-то были, склады. Сзади нас проходила железная дорога. А когда мы поняли, что тыла-то у нас нет, на вторые сутки, когда и оттуда стали приходить и постреливать, то уже у нас гораздо сузилось пространство, мы уже сконцентрировались, вот в этой, во дворе, в здании".

Старший стрелок 3 мср 81 гв. МСП, рядовой Алексей Плотников, 1995 год

Рассказ старшего стрелка 3 мср рядового Алексея Плотникова о действиях в составе 2 мср:
"Наш комбат был майор [Алексей ошибся, вследствие того, что сразу им пополнили мсб, на самом деле - п/п-к Перепелкин, командир 1 мсб]. Мы входили 31 утром по проспекту, когда редкие выстрелы переросли в канонаду. Когда уже горели головная и бмп за нами, получили приказ вырваться с линии обстрела. Я был старший стрелок за водителем, смотрел в бойницу и видел, что колонну обстреливают, а потом посмотрел в триплекс - колонна уже горела. Сначала перед-возле ["слава ... железнодорожникам"], когда попытались выйти из колонны, горел хвост, там слышал бутылки кидали из за забора подростки.
Чудом ушли по жд путям и заняли оборону возле двух зданий. При входе справа были дома за забором, слева бело-серая аллея, техники было много, где-то в БМП уже разрывался боезапас, из некоторых пламя как из горелки - боялся не успеть вылезти, сгореть. Прямо слева сильно били. 5-этажка - жилой дом типа хрущевки. Горели балконы, дом был вроде развернут к нам всей длинной и надпись типа транспаранта на крыше. Нас не сразу увидели, часа 1.5 изучали местность, проверяли дома, потом началось. В десанте был сухпай на 6 чел. - много коробок и 2 бойца, и 4 человека экипаж [Позже, в разговоре выясним, что БМП было 2, и что потом людей стало больше. Сначало было 6 с обоих БМП, 2 экипажа и 2 человека десанта – это Алексей и Роман].

Район обороны 2 мср

НШ 81 гв. МСП подполковник Бурлаков С.Б.:
"Когда начался интенсивный обстрел, отважно повел себя командир 2-й мотострелковой роты Черниченко (окончил Дальневосточное ВОКУ).
Солдаты залегли, не готовы были морально, а он встал и от бедра открыл огонь от пояса из ПКМ, уничтожив сразу несколько боевиков - это оказало сильный положительный психологический эффект на личный состав, его потом Рембо прозвали. Впоследствии у него были перебиты ноги (Остался жив, продолжает служить)".

*******************************************************************************************************************************

Командир 8 танковой роты 3 тб 6 гв. ТП, приданного 81 гв. МСП капитан Игорь Вечканов о действиях танковой роты:
"Заходили к вокзалу мы вместе с Бурлаковым. Я взял с собой 5 танков своей роты, остальные были оставлены со 2-м мсб.
К вокзалу точно вышли танки №180, №187, №18(…), №189, №185 [сам Игорь Вечканов находился в танке №180].
У меня на танках все третьи цифры стёрты были, перед штурмом я их все постирал, номера были с 180 по 189.
Остальные танки моей роты, остались у нефтяного института, потому как во втором батальоне управления не было никакого, они там все растерялись и, чтобы им до конца не дотеряться, они там остались. Ко мне пришли мои 3 танка ещё, из 1-го взвода, то есть получилось, что уже 8 танков. Ком взвода Терёхин был, вот этот взвод ко мне заскочил, т.к. второй батальон блудил, и они просто за нами увязались. Я ещё вылез из люка. Терёхин, он слышат, кто-то там с пулемёта мочит, он мне говорит: "Быстрее садись, по тебе херачат". Я ещё его отругал, он не хотел уходить туда, потому, что руководства там никакого не было, во втором батальоне, но, всё-таки, с горем пополам я его отправил к нефтяному институту, запросил, где комбат находится.
Экипажи танков, что помню:
- №180 ком. танка прапорщик Гордеев, он же и наводчик, механик-водитель Аверьянов Сашка, погиб;
- №181-й, ком 1 взвода Терёхин был, лейтенант;
- №184-й, ком 2 взвода – Смоляков, ст. лейтенант;
- №185 механик Котляр, погиб в больничном комплексе от мины на 7 сутки, командир мл. сержант Иванов, жив остался, но раненный в ноги, простреляны, наводчик Дайлида;
- №186-й, во втором взводе один танк без вести пропал, это №186, экипажа полностью не было найдено, танк подорвался где-то по пути, в районе президентского дворца на фугасе, башню нашли через 2 пятиэтажки во дворе, от лобовой брони уже кусок по номерам нашли, а вот экипажа я уже и не помню фамилий [прим. от создателей сайта: экипаж известен Игорь его вспомнил, подробности позже];
- №187 ком. танка прапорщик Хусаинов, он же исполнял обязанности командира взвода, механик Сактаганов [прим. от создателей сайта: наводчика Игорь вспомнил, подробности позже];
- №188 ком. танка Богер Андрей, механик Устинкин, наводчик-оператор Егоров, они позже нас вышли, у них разулась гусеница;
- №189-й ком. танка ст. лейтенант Гудков, зампотех роты [прим. от создателей сайта: бойцов Игорь вспомнил, подробности позже].

Примерно вышли к вокзалу в 11:20, вокзал уже был взят. Бурлаков говорит, что 12:30, но у меня проходит как 11:20, ну может, Бурлаков по пути к вокзалу выходил где-то другим путём, потому что на пересечении с Маяковского я с ними там не встречался. Они шли своим путём. А я уже притормаживая. Хотя может по времени оно и так, он засек, когда основные силы подтянулись, туда же не все одновременно зашли, а со всех сторон стекались и, судя по всему, он докладывал, когда уже все силы пришли.
Тогда логика выстраивается, потому что доклад этот я слышал, когда он Ярославцеву докладывал.

Вышли мы прямо к зданию "Вулканизации", пошли налево вдоль нового вокзала, вдоль старого вокзала, шарахались, искали, где занять оборону. Где-то ещё метров 100 туда проехали, там уже майкопцы занимали оборону...
Где-то через пол часа мы сгруппировались, с нами Бурлаков был на БТР. Я взял оборону красного вокзала, недостроенного. "Тунгуски" со мной шли. Одна стала на Орджоникидзе, не доезжая Табачного, напротив пятиэтажки, я стоял между вокзалами, а вторая "Тунгуска" с позывным "Тори" [как выяснилось позже. позывной "Торий"], стояла в 15 метрах за мной.

********************************************************************************************************************

Боевые действия подразделений 81 гв. МСП в районе вокзала 13:30-16:00

Командир 8 танковой роты 3 тб 6 гв. ТП, приданного 81 гв. МСП капитан Игорь Вечканов:
"Мы заняли оборону перед зданием строящегося вокзала, танки расположил по углам и спереди стройки. Минут через 40 началась эта кашеварня. Я стоял в стыке между 2-мя вокзалами, подбили. С пятиэтажек были обстреляны. В течение 2-3 часов, пока мы не сориентировались, боевики предпринимали активные боевые действия, уничтожали технику.

Мы квартал сделали вокруг, обошли, прочесали, подавили всё, что было, и повернули вправо, на Орджоникидзе, чтобы спускаться к вокзалу. Вот в этом месте, на перекрёстке, затор был. Здесь, когда возвращался, подбили танк и БМП, на мой танк упали эти дурацкие троллейбусные провода. Рядом горел танк и БМП, танк был с майкопской бригады, 72-ка, БМП была с нашего полка, но номер я не помню.
Еле-еле мой там командир танка ломом их там снял. Они зацепились за пулемёт НСВТ, то есть не давали двигаться. Если дальше поедешь, башенка крутится, меня просто вырвет вместе с этой командирской башенкой. Ну, вот еле-еле всё это дело он под обстрелом выскреб.

Бурлаков был в "Вулканизации", здание вокзала строящее заканчивается и там далее здание "Вулканизации". Бурлаков в течение 2-х часов там находился, потому что я ещё объезжал на танках всё, стрельбы ещё никакой не было, пытался разведку провести, но потом я все танки поставил по периметру вокзала. Справа техника майкопцев была.

Два танка 2-го танкового взвода 7 тр, №174 [командира взвода л-та Валуйских] и №176, вышли на привокзальную площадь и вели боевые действия в районе перекрестка пр-та Орджоникидзе - ул. Поповича. Танк командира взвода №174 был подбит и взорвался, был ранен наводчик рядовой Кошелев. Также был выведен из строя и танк №176.

От вулканизации через дорогу, прямо на перекрёстке стояла 80-ка, башня обгоревшая, это танк заблудившийся, приставший к нам танк 7-й роты, там был механик-водитель Порутчиков, или наводчик, или командир, кажется наводчик, они ко мне пристали. Он говорит - танк можно завести, только башня сгорела. Они из под танка ещё в течение часа оборону держали, пока боеприпасы у них не кончились, потом они примкнули к нам 1-го числа. Много с 7-й и 9-й роты заблудившихся бродило, отставших. Ещё плюс к нам туда заблудились из 7-й роты, ком. взвода Валуйских, вот этот танк с его взвода, то есть там получается целый взвод с 7-й роты блуданул к нам попал.
Валуйских сам был ранен, один танк у них сгорел, мы хотели вытащить механика и командира, не успели, только подъехали, поперёк танк поставили, башню оторвало. Ну и Валуйских с пехотой, которую я взял себе, вели оборону, потому что они безлошадные были.

Из рассказа нш 81 гв. МСП подполковника Семена Борисовича Бурлакова о этих же событиях:
"Танк Т-80 из состава танковой роты, действуя в интересах 131-й ОМСБр, произвел два выстрела осколочно-фугасными снарядами в торец дома, находящегося напротив здания вокзала («Дом Павлова»), обрушив стену здания. Танк стоял у северо-западного угла забора стройки. Потом экипаж вылез перезаряжать "утёс", а механик-водитель залез под танк, и отстреливался из автомата. Грамотно отстреливался, боевики скапливались за забором. Потом выбегали, он их постреляет, кто раненый, кто убитый, остальные отошли и так раз за разом. Я приказал экипажу перезаряжать «утёс» на земле, а не на башне, т.к. они были отличной мишенью, они слезли и тут танк был поражен в из РПГ сверху в крышу башни, боекомплект детонировал, что сталось с механиком я не знаю".

НШ 81 гв. МСП Бурлаков С.Б.: "Огневая позиция боевиков, разбитая огнем моего танка ("Дом Павлова")".

Из объяснительной командира 2-го тв 7-й тр 3 тб 6 гв. ТП, приданного 81 гв. МСП, лейтенанта Валуйских:
"30.12.94 мой взвод, в составе 3-х танков был придан 4 мср. 31.12.94 наша колонна пошла в Грозный, в районе 8:30 [??] утра мы вышли на перекрёсток к вокзалу.

По докладу командира 3-го танкового взвода, который в составе 3-х танков следовал в порядках колонны, я понял, что танки подбиты и горят. Связь с командиром роты всё время прерывалась. Мы заняли круговую оборону на перекрёстке, по нам вели огонь из гранатомётов и стрелкового оружия.

Сверху на нас упали троллейбусные провода, сразу после поворота наводчиком орудия башни, отказал стабилизатор, командирскую башенку провернуло где-то на 180 градусов и на минут 10-12 я потерял ориентировку.
Находясь в шоке, после того, как я пришёл в сознание, я доложил командиру роты о том, что со мной случилось, и я не в состоянии работать правой рукой [пояснения И. Вечканова: то, что я говорил, его завернуло, ТНКом, видимо сумка командирская на нём была, плюс вдобавок эта гарнитура часто болтается, её заворачивает].

После этого командир роты на своём БМП подъехал к моему танку и вместе с моим наводчиком они вытащили меня и отвели на БМП, но я, видя, что мои механик и наводчик находятся в танке, покинул БМП и залез в свой танк, сказал командиру роты, что снова готов к бою. Он приказал следовать за ним.

Связь с ним прервалась, потом запрашивать я его не стал, на основной и запасной частоте никто не отвечал. БМП сразу же оторвалось от нас, мы зашли куда-то в тупик, потом попробовали ехать по другой дороге, но снова попали в тупик.

Я вышел с 2-мя танками моего взвода снова на перекрёсток и увидел там 2 наших БМП с 4 мср и один БТР [пояснения И. Вечканова: БТР - это как раз и был Бурлакова].
Подполковник, находящийся на БТР [пояснения И. Вечканова: он просто не знал, откуда, а этот подполковник - это и был Бурлаков] сказал мне место занятия мною обороны 2-мя танками.

Нас постоянно стали обстреливать из стрелкового оружия и гранатомётов, у меня на танке отказал стабилизатор, МЗ, электроспуск пулемёта, нам пришлось вылезти из танка и занимать оборону, вести огонь из НСВТ. Второй танк моего взвода в это время прикрывал, вёл огонь из пушки и ПКТ. Вдруг из-за угла ближнего дома по нам ударили гранатомёты и подбили 9-й танк моего взвода 176-й [пояснения И. Вечканова: вот, там командир был Порутчиков, вот этот танк стоял возле "Вулканизации" и пятиэтажки, сгорела башня].


Квартал примыкающий к привокзальной площади между проспектом Орджоникидзе и улицей Комсомольской. На проспекте Орджоникидзе БМП-2 №633 из состава 1 мсв 3 мср 81 гв. МСП. На втором фото - проспект Орджоникидзе - площадь ж/д вокзала, прямо - "стройка", налево - здание ж.д. вокзала, направо - ул. Поповича. Танк Т-80БВ предположительно №179 из состава 7 тр 3 тб 6 гв. ТП, приданного 81 гв. МСП. Время съемки - после боев за ж.д. вокзал. Р.М. Клупов: "1-го января не было луж, лежал небольшой снег и было довольно прохладно".

******************

Экипажу удалось десантироваться, распределили секторы обстрела, организовав оборону [пояснения И. Вечканова: они вообще молодцы, втроём под танком, а башня горела, под танком, где-то в течение часа держали оборону, отстреливались, пока боеприпасы не кончились, это я уже лично видел].
Сзади нас была поликлиника, её обороняла 4 мср [на самом деле – взвод огнеметной роты, Трифонов Максим из БМП-2 №639 и экипаж БМП-2 №633] со старшим лейтенантом Куц, и продолжали обстреливать окна дома, из которого по нам стреляли из гранатомётов и стрелкового оружия.

Отдал указание на заряжание ленты НСВТ, когда патроны кончились, а новые ленты ещё не были заряжены, у меня впереди танка и справа, под прикрытием бетона, механиком, рядовым Аитовым и наблюдал за домом, из которого вёлся огонь.

Вдруг раздался взрыв. Нашу башню, танка 174 пробили, а секунд через 5 взорвалась боеукладка [пояснения И. Вечканова: да, этот танк сгорел на моих глазах...], наводчик сильно обгорел, рядовой Кошелев, ранило осколками в ноги, остальной личный состав получил незначительные ожоги.
<...> во взаимодействии с пехотой мср заняли круговую оборону поликлиники, нами командовал подполковник на БТР связи [пояснения И. Вечканова: Ситников]".

Мл.сержант Максим Трифонов (БМП-2 №639, 3 мср 81 гв. МСП):
"Чтобы прикрыть опасный участок, здесь оставили <...> три БМП, одна из которых была Максима, связную машину, пару танков и зенитную установку "Тунгуска". Экипажи, оставив БМП, заняли находящееся рядом пустующее здание поликлиники. <...>
Находясь в здании "поликлиники", засекали огневую точку чеченцев. Затем экипаж возвращался в машину и не заводя двигателя разворачивал башню и посылал порцию снарядов туда, откуда боевики вели огонь. Два танка тоже то и дело били по дудаевцам. У танкистов тоже была своя тактика: один танк стоял, другой непрерывно маневрировал. Потом они менялись, постоянно прикрывая друг друга. "Тунгуска" в бое не участвовала, боевикам удалось ее повредить".

Александр Дурманов, наводчик-оператор БМП №633 3 мср 81 гв. МСП:
"Максим Трифонов – он не дошел до вокзала, он шел в колонне, он стоял впереди меня правее, за мной стояла "Тунгуска". Его подбили, попали в ящики с боеприпасами на крыше, они загорелись. Они в нашу машину пересели, БМП №633, командир отделения – Нечаев Сергей (командир взвода Курчатов). Мы их еще броней прикрывали. Он залез к нам в десант. Потом и нас подбили. Попали в "ребристый", автоматика вся вырубилась, я думал механику кранты, но ничего, его даже не зацепило. И потом мы ушли вот в эту "поликлинику". Небольшое одноэтажное здание. Я, почему думаю, что поликлиника – там было много медицинских карточек.
Максим пишет, что там два танка были, потом они ушли… Так вот, один танк во дворе за этой пятиэтажки подбили, боекомплект у них кончился, они заехали за пятиэтажку – перезаряжались, у них люк был открыт, и прямо в люк залетело, из гранатомета попали. Это мне потом лейтенант их рассказывал. У них кто-то погиб там. Второй танк куда то уехал.
Из офицеров с нами был майор Скирда и еще кто-то. Два раза боевики пытались скрытно приблизится к нам, но были замечены, по ним был открыт огонь. Потом с нашей стороны была попытка провести разведку, нарвались на засаду, по моему двое раненых. Ночью, часа в два - три мы ушли на ж.д. вокзал. Кто отдал приказ на отход и почему – сказать не могу. Сначала дошли до "Вулканизации". Там оставалась КШМка, по-моему, и БТР связной, и на них мы доехали до вокзала.

Мл.сержант, ком. отделения связи роты связи 81 гв. МСП Александр Пирожков:
"Уже 31-го было всё серьёзно, мы гранаты кидали через забор, они там нас чёть не в штыковую хотели брать, бля, близко очень подходили, мы почему оттуда и дёрнули, потому что снайпера начали бить с 12-этажки с этой, которая прямо стояла, толком не вылезешь было, с пятиэтажки тоже. С 3-го этажа её мы уже под обстрелом, вся вулканизация под обстрелом, судя по всему, они не ставили задачу на уничтожение, они ставили задачу взять нас живьём.
Слева шли гаражи одноэтажные кирпичные, и у последних двух, по-моему, не было ворот с нашей стороны, они оказывается, были на две стороны эти гаражи, и вот, как оказалось, что там подкоп был и вот через него чехи лазили. И получается здесь, где открыто, их нет нихера, а потом из ниоткуда начинается обстрел.
Один там был солдат, я помню, у него кличка была "угроза НАТО". Невысокого росточка такой, лопоухий, слегка косоглазый, одна нога короче другой, такое вот безобразие.
Его контузило, я его еле затащил назад в вулканизацию под обстрелом, он не слышит нихера бля, сам роста не высокого, бушлат на нём, бронник, шапка, на шапке каска, висит автомат, подсумок, плюс на нём гранатомёт и подсумок для гранатомёта, как он это всё прёт – неизвестно. Смотрю, он нихера не соображает куда он идёт, это уже потом, как сюда запёр, увидел, у него из ушей кровь идет, понял, что контузило его, не слышит ничего, для него везде тишина. Я его запёр и по лбу ударил - ты чего под обстрелом ходишь, а ему фиолетово".

Командир 8 танковой роты 3 тб 6 гв. ТП, приданного 81 гв. МСП капитан Игорь Вечканов:
"Перед "Вулканизацией", метров 100, "Тунгуска" встала вторая. Она не сгорела, что-то у неё с электроникой, что-то попадает, масло загорается, и она не заводится [как выяснилось позже. у неё была неисправна коробка передач]. Ещё командир батареи просил, чтобы я её расстрелял, я говорю: "Нет, ещё потом припишут мне её, нафиг", - говорю: "Вы уж сами её поджигайте, взрывайте, чего хотите, делайте".

Где-то к 3-м часам начало темнеть. До этого Бурлаков просил, чтобы левый фланг, где "Вулканизация", туда дальше, где школа, чтобы я взял под оборону. Я там, на 3-х танках проехался, там была тишь да благодать, там смысла не было стоять, место было очень плохое, во дворе 4-5-этажек трёх стоять – это не прельщало меня, и я вернулся обратно,заняли оборону.
Потихоньку начал я организовывать взаимодействие с майкопской бригадой.

Командира 131 ОМСБр п-ка Савина, я знал. В свое время проходил службу в 42 АК СКВО. Во время боев на вокзале его ранило осколками мины. В это время я находился на трансмиссии танка - лежал за башней, снаряжая пулеметные ленты. По моему - он был с замполитом бригады, они хотели, вероятно, в здание вокзала забежать, осколками посекло ему ноги. Ему выдернул осколок, а зря выдернули, он артерию перекрывал видимо, достали, кровь как хлестанёт, его вовнутрь утащили в вокзал.

Тут началась кутерьма, плохо было, что обстрел шёл вкруговую, попали в центр, а долбили они нас по радиусу 360 градусов. В течение часа-двух, пока мы сориентировались, доразведали".


Привокзальная площадь. Справа, за забором, "стройка"

Из рассказа нш 81 гв. МСП подполковник Бурлаков С.Б.:
"Воевали боевики грамотно, опытные, сразу видно, но мы их там очень много накрошили, но, надо отдать должное им, вытаскивали они своих убитых, старались. Где багром, где кошкой, но всё равно их куча осталась лежать. А после нашего отхода пришли десантники, отрапортовали, что взяли вокзал. Боевиков себе приписали, сразу командиру героя. Где они до того были… А не отойти мы не могли, боеприпасы заканчивались, да и раненных как-то нужно было к медикам увозить".

НШ 81 гв. МСП подполковник Бурлаков С.Б.: "Что можно сказать, та часть полка, которой по воле случая пришлось командовать мне и п/п-ку Ситникову – выполнила задачу. Потери были, но они были гораздо меньше, чем на площади. Действия 2 ШО и резерва прокомментировать не могу. Я там не был, выполнили задачу, насколько это было возможно, как узнал потом, полк сделал всё, что мог. Ведь шла "голая броня", по штату мирного времени, "пехоты" практически нет. Пополнение физически не успели привезти".

********************************************************************************************************************

Совместные действия 1 мсб 131 ОМСБр и подразделений 81 гв. МСП 31.12.1994 г. (18:00-24:00)

С наступлением темноты обстрел еще больше усилился.

Из журнала боевых действий 81 гв. МСП:
17:55 - "Султан" (Бурлаков) нач. штаба МСП - нахожусь под обстрелом у здания вокзала, подбито 1 БМП, бьют из гранатометов, стрелкового оружия из всех зданий, прилегающих к вокзалу.

18:40 - "Султан" (НШ полка) - подбито три танка, экипаж эвакуирован.

Подполковник Владимир Иванович Зрядний, начальник группы планирования отдела боевой подготовки 67 АК:
"Стемнело. Продолжался обстрел. Ну, одновременно, наверное, стреляло от пяти до шести гранатомётов. Просто это кошмар какой-то был, страшно, со всех сторон откуда только возможно!!!
Появилось много раненых, потому что солдаты абсолютно необученные, знали, как зарядить автомат и как из него выстрелить, и не больше! Гранатомётчики стали обстреливать бронетехнику и начали гореть одна машина, вторая машина, танк начал гореть...
Савин дал команду выйти из бронетехники людям. Пока еще светло было, перешли в здание, потому что там за стенами как-то можно было укрыться. Стрельба не прекращалась".

Примерно в 19:00 получает ранение и.о. командира 1 мсб Хмилевский. Обязанности комбата принимает командир 3 мср Р.М. Клупов.

Из наградного листа майора Клупова Р.М.:
"Около 19:00 31.12.1994 года майор КЛУПОВ Р.М. был назначен приказом командира бригады командиром 1 мотострелкового батальона вместо получившего ранение командира этого батальона. Умело командовал батальоном, блокированного со всех сторон противником, произвел перегруппировку сил, используя подбитые машины и будки киосков на привокзальной площади и перроне, укрыл уцелевшие боевые машины, чем обеспечил их живучесть в сочетании с огневой мощью. Действуя храбро и решительно, лично вывел подбитую боевую машину пехоты из-под огня противника и эвакуировал из нее раненого заместителя командира батальона по вооружению майора ПЕТРОВА".

(Рустем Максович Клупов: "Петров вместе с Керим-Заде вели огонь из БМП с рампы по депо. Керим-Заде был за наводчика, а Петров занял место водителя. БМП получила два попадания из РПГ, башню заклинило, контузило Керим-Заде, а Петров был тяжело ранен в голову")

Из журнала боевых действий 81 гв. МСП:
19:20 - "Султан" - убит л-нт Иванов - 2 грв, подбита 1 БМП, "Каток" (8 ТР) ведет бой.

Командир 8 танковой роты 3 тб 6 гв. ТП, приданного 81 гв. МСП капитан Игорь Вечканов:
"На первых этажах хрущёвки и в подвале (кто назвал его «Домом Павлова»?) были мирные жители. Я хотел дом долбить, оттуда нохчи с гранатомётов достали с верхних этажей. Из этой хрущёвки приходил ко мне мужик, он сказал: "Можете смело долбить", - потом я этого мужика не видел, там ещё Икарус стоял с торца. Потом пошёл на нас в атаку абхазский батальон, пленных их брали, захватывали, противостояние было 50-100 метров. Мы думали, если они ломанутся - нам конец, а они точно также думали, не очень хотели лезть, время было на них, а нам некуда было деваться".

20:15 - "Султан" - зажали с двух сторон, с фронта из гранатометов, справа больше из стрелкового оружия, есть убитые. Слева от вокзала – соседи, позывные – "Калибр–10", частота 31200.
- в 1 мсб 2 человека ранены, нужна медпомощь.
21:15 - «Султан» - 3 танка подбито, ранены – один офицер и трое солдат.

ст.пр-к 8 тр 3 тб 6 гв. ТП, приданного 81 гв. МСП Роман Хусаинов

Из объяснительной ст.пр-ка Хусаинова (и.о. командира 3 тв 8 тр 3 тб 6 гв. ИМП, приданного 81 гв. МСП):
"Командиру батальона от и.о. командира 3 тв 8 тр прапорщика Хусаинова [пояснения Игоря Вечканова: старшего прапорщика, старшиной роты был, я его посадил за командира взвода].
<...> мы продвинулись к пл. Орджоникидзе <...> и после этого мы доехали до ж.д. вокзала, заняли по приказу командира роты оборону, стрельба уже по нам велась со всех сторон с гранатомётов, стрелкового оружия и неизвестных пушек.
На площади перед вокзалом ещё были танки с Майкопа и ихняя пехота, они тоже занимали круговую оборону, отстреливались.
А после 17:00 с наступлением темноты начался интенсивный плотный огонь со стороны противника. Начали подбивать БМП и танки, Т-72 3 танка подбили, и наши танки начали вести по приказу командира роты с пушек и пулёмётов огонь по зданиям, из которых вёлся интенсивный огонь.
Сначала мы стояли на улице возле здания нового вокзала и одноэтажного здания. По приказу ротного потом мы заняли оборону во дворе дома перед недостроенным зданием вокзала [пояснения Игоря Вечканова: это "Вулканизация"], там же стояли 5 БМП с Майкопа. Во дворе было 3 подбитых БМП и гранатомётчик противника уничтожил 5-6 человек личного состава пехоты, одного разрывом обезглавило".

Огнемётчик 3 мср 131 ОМСБр Николай Рябцев:
"Лобовых атак со стороны чеченов не было. Только интенсивный обстрел со всех видов оружия и со всех сторон. Выстрелит гранатамётчик ихний и сразу позицию меняет, потому что мы лупили туда со всего, что было (особенно по началу, когда и танки целы были и БК полный). Они конечно понимали, что лобовая атака-это для них верная гибель".

Без пяти минут двенадцать обстрел прекратился - чеченцы решили отметить Новый год. Бой возобновился лишь двадцать минут первого.

Нач. опер. отдела 131 ОМСБр подполковник Клапцов Ю.:
"Новый год не заметили, кто-то вспомнил - уже минут тридцать-сорок первого было, сказал: "Мужики, Новый год-то встретили!", - "Ну встретили". Кругом куча раненых, техника побитая, со всех сторон стреляют..."

*******************************************************************************************************************************

Около 24:00 группа которая занимала оборону в здании "поликлиники" (ком. мсв 3 мср 81 гв. МСП ст.лейтенант Куц), и группа в здании "Вулканизации" по приказу оставляют свои позиции и отходят к ж.д. вокзалу.

Мл.сержант Максим Трифонов (БМП-2 №639, 3 мср 81 гв. МСП):
"Непрекращающаяся стрельба продолжалась много часов. Временами было очень жарко, командиры просили подкрепление и им отвечали: "Держитесь, мы здесь тоже в дерьме".
Со временем из всей техники осталась только связная машина, остальные БМП сожгли. Танкисты куда-то уехали. Но несмотря на ожесточенный обстрел, никто из занимавших оборону в здании поликлиники, а это два десятка человек, не погиб. Раненые, правда, были.
Потеряв технику, группа решила идти к своим на вокзал. В горячке боя не заметили, как наступил Новый год, зависла тревожная тишина, перестрелка прекратилась, затишье продолжалось минут двадцать. В час ночи на уцелевшую машину сгрузили раненых и она поехала к вокзалу. Уцелевшие рванули вслед за ней.
Пришли быстро, в здании вокзала был развернут госпиталь, где получившим ранения пытались оказать помощь. Запомнилось навсегда: наши убитые солдаты, человек пять, лежали на белом снегу".

Мл.сержант, ком отделения связи роты связи 81 гв. МСП Александр Пирожков:
"Мы вот и вылезли оттуда [из здания "Вулканизации"] только благодаря "Катку" [Игорю Вечканову и его танкистам], так бы нас оттуда бы хрен выпустили бы, потому что раненых у нас было до ебени мамы просто. Там же кроме нас, пехота была, я не знаю откуда, судя по всему вот эти 2 БМПшки наверное, они полностью с экипажами были. На углу той улицы, по которой приезжали, и той, по которой к вокзалу переместились [Орджоникидзе и Табачного] танк подъехал и спас нас, потому что мы бы оттуда бы уже бы не выбрались бы.
Мы видели, что готов гранатомёт в 5-этажке, мы его ["Катка"] поэтому и выдернули оттуда. Долго выманивали оттуда, причём связь была через штаб дивизии, а он где-то в частном секторе стоял. Он говорит: "Я в поле зрения держу, а меня не заметно, и говорит, я просто себя сейчас покажу всем, выйду на показ". А ему команда: "Что ты вот не выедешь на показ, а их сейчас загнут там всех", - из дивизии так сказали. Вот он вышел, пятиэтажку практически снёс, ну в смысле проёмы нам мешающие [откуда били боевики], шухера навёл. И вот в этот момент как раз пошла эвакуация.

В ночь с 31-го на 1-е, я не помню, во сколько точно, пошла команда - давайте грузить раненных на что можем, как можем. Всё повыкидывали из БМПшек и пластами раненых туда клали, в том числе отходила и моя КШМка [№604], её потом уже там, у вокзала взорвали.
Там шли как, я вот, допустим, в свою машину влез в люк, там внизу раненного какого-то положили, спрашиваю: "Руки работают?" Он: "Да!" Говорю: "Будешь набивать мне магазины". Два калаша в руках у меня, а остальные, прикрываясь бронёй, идёте в сторону вот этих 5-этажек. Вот я стрелял попеременно с этих 2-х калашей, высунувшись в люке по пояс сверху, скидывал рожки, мне их подавали. А пацаны шли, прикрываясь бронёй, приказ был, всё что шевелится – стрелять. Потому что ночь, пожар, копоть кругом, фиг его знает, потому любое движение не с нашей стороны – огонь на поражение, а потом договорились просто беглым стрелять, чтобы никто не шевельнулся. А патронов хватало у меня, вон сколько цинков было. С Бурлаковым когда грузились, я говорю, нам бы не помешало, а он мне, куда, ты что там, воевать собрался, на что они там рассчитывали, я не знаю, но повоевать пришлось".

Из рассказа нш 81 гв. МСП подполковник Бурлаков С.Б.:
"Ночью я с группой солдат выдвинулись на разведку. Офицеров не было, сержанты ничего не умели. В районе позиций огнеметчиков столкнулись с группой боевиков. В начавшейся перестрелке был ранен боевиками, потом попал под перекрёстный огонь. Огнеметчики бросили БТР, все "шмели" и вместе с комвзвода убежали, тем самым оголили фланг, куда и выдвинулись боевики с которыми я столкнулся".

Командир 33 гв. ОБС 90 гв. тд подполковник Ситников В.:
"Обстрел прекратился только к 12-ти часам ночи. Наступил новый 1995 год. Для многих он так и не наступил. Стали разбираться что осталось от батальона. Экипажа "Тунгуски" так и не нашли, хотя техника была в исправности. Оказалось, что никто не видел и 13-ти огнёметчиков".

Командир 8 танковой роты 3 тб 6 гв. ТП, приданного 81 гв. МСП капитан Игорь Вечканов:
"Где-то с 12 до часу ночи они видимо тоже отмечали, было тихо, а с часу ночи начался ожесточённый обстрел со всех сторон, даже пушки они подкатили. Взаимодействие с Бурлаковым было где-то до 12 ночи на 1-е, потом он ушёл на левый фланг, я держал правый фланг, было взаимодействие по связи. Потом, утром, нарвались они, Бурлакова в ноги ранило".

Next

Хостинг от uCoz