Совместные боевые действия 131 омсбр и подразделений 81 мсп в районе вокзала 01.01.1995 00.00 - 16.00

К 24:00 1мсб 131омсбр был окружен в здании вокзала.
К этому времени боевики завершают окружение вокзала, гранатометчики открывают огонь из здания депо.

Радоперехват:
комбриг: - ...нас обошли ... сзади, и с этого дома, с депо ... напротив , оттуда хуярят ... с тыльной стороны ебашат с гранатаметов, расстреливают со стороны путей, там стоят эти ... цистерны, мочат оттуда...


Справа за путями здания депо. Снято с крыши стройки

Подполковник Владимир Иванович Зрядний:
"В 23:40 первая граната разорвалась рядом, я получил контузию, глаз перестал видеть, лицо тут посекло немножко... Перед полуночью командир разговаривал со штабом, и ему сообщил оттуда старший, что возможна высадка десантников ночью. Но Савин говорит: "Да вы что! Какие тут десантники могут высаживаться! Потому что вокзал полностью окружён, много снайперов и просто-напросто всех этих десантников перестреляют ...""

Радиоперехват:
11-й - Сейчас будет работать в ваших интересах авиация, прием ...
10-й - Авиация ... ( неразборчиво )... вертолеты - другое дело , очень близкое расстояние...
11-й - Понимаю, высаживать будут, прием ...
10-й - и просим , пускай же помогут , ну что же такое ...

Ю. Клопцов:
П/п-к Зрядний был ранен 31-го в 18-19 часов приблизительно, ранен осколком от снаряда или миномёта в голову в лоб. Чуть выше глаза, довольно такое, ну не серьёзное. В череп-то не вошёл, но разбило ему сильно лицо и вот после этого он стал плохо видеть, удар был очень сильный, стал как близорукий, почти ничего не видел.

Дмитрий Поздняков, механик-водитель танка №517:
Там где комбриг был, между вокзалом и этой гостиницей недостроенной, там стреляли страшно, мочилово было просто, а где вокзал был - там в полный рост ходят, да еще и кашу хавают.
Честно говоря, на самом вокзале поначалу было тихо. Я так думаю, что было тихо, потому что они добивали тех, кого они успели отсечь. Они добивали тех, кто был на улице, кого они успели отсечь, оттуда потом прибежало человек двадцать.
А после Нового Года началась долбежка в нас. Я помню, как буквально каждые пять секунд в вокзал залетал гранатомет! И вот эти хлопки – Бум! Бум! Бум!
У вокзала просто крыша опадала, крышу вообще сносили, она из шифера, легко рушилась. И все время раненых выносят, выносят… И их все больше, больше …
Мы там в комнатке одной, мешки с мукой нашли. Окна завалили ими. Я помню – гранатомет в муку попадет, такой взрыв! Кругом была эта мука, белый мучной порошок …

Ожесточенный бой в кварталах примыкающих к вокзальной площади продолжался всю ночь. Вместе с майкопской бригадой сражались 1-я и 2-я рота 1 мсб 81 полка и 8 тр 6 тп.

Заместитель командира 1-й мср 81-го мсп капитан Д.Архангелов вспоминал:
«Это была атмосфера некоей нереальности. Будто мы на другой планете. Или видим какой-то страшный сон. К тому же была новогодняя ночь. Но об этом я не задумывался. Голова была забита другим: успеть пробежать в одну сторону, посмотреть, не уснул ли кто, потом пробежать в другую...».

Алексей Плотников ( воевал в составе 2 мср ):
Ночью земля тряслась от артобстрела. Я к сумеркам банки пустые раскидывал на линии подхода к нам - сигналка типа.

Д.Архангелов:
Оборона была очаговая, кто-то приходил, кто-то уходил, в таком смысле, не особо мы знали что у Бурлакова, что там на вокзале, про вокзал я вообще узнал 1-го под вечер.
Ночью приходил Черниченко. Уже 1-го. Может час - два ночи.
Принёс автомат боевика, повязку и удостоверение журналиста.
Говорит как было: боевики в ночь спланировали атаку. Думали взять их тёплыми. Мол спят, мы их и возьмём.
Он случайно услышал, когда они распределяли кто что будет брать, ты мол это здание. ты то, ты туда, а до того они стёкла поразбивали, банки, чтобы хруст был слышен ежели кто идёт.
И вот он услышал хруст и прислушался. Вот тогда их просто подождали. Как боевики вылезли, их в упор расстреляли, только один раненный уполз недобитый.
Говорит: " вот автомат одного, бежит на меня прямо в рукопашную, а автомат мой стоял на одиночных, стреляю, , а попасть не могу, потом метр оставался, попал, слава богу. "

Из журнала боевых действий 81 мсп :
0.30 - "Султан-14"( Бурлаков ) ранен тяжело в ногу и солдат.

Николай Рябцев :
Ночью Максыч [ Рустем Максович Клупов ] воевал с Самарским танком, потом с дудаевским, от дудаевского контузию получил. Воевал против самарского, а он вокзал обстреливал и дом павлова, от частного сектора где «железнодорожники», короче против всех воевал. Танк не один раз стрелял, он блуждающий был. Выйдет из частного сектора - выстрел - скрылся, через минут 20-30 опять. Максыч говорит, надоело, здание ходуном ходит от его попаданий. Спрятался за БТР, танк ближе подпустил, огнемёт уже взвел , тот подходит, башню разворачивает - и по дому павлова, от туда ему в ответ из РПГ. Тогда Максыч и задумался над тем, чей он.

Самарский подошел к вокзалу, встал сзади 330 бмп, Максыч его щемил за БТРами управления. Хотел из огнемёта пальнуть, да тот вдруг заглох - полностью вырубился. он на башню заскочил, люк открывает и мушкой автомата за шиворот танкиста вытаскивает. Пропиздона ему вставил и приказал протаранить забор во двор стройки и там от гранатометчиков укрыться. Тот протаранил и кого то уже во дворе из наших из пулемёта застрелил. Больше он про этот танк не знает. Говорит, что напуган летёха-танкист был сильно.


Действия танка 81мсп

Из наградного листа майора Клупова Р. М. :
В ходе дуэли с танком противника около 2 часов ночи 01.01.1995 года был контужен разрывом танкового снаряда, но придя в себя вернулся к командованию батальоном.

Клупов Р. М. ( пересказал Н. Рябцев ) :
Артиллерия бригадная (САУ Акация) днём начинала неплохо работать, но потом быстро ночь настала, кругом пожары, корректировать по взрывам сложно. После того, как пару раз возле перрона разорвалось - Савин дал отбой артиллерии.

Ю. Клапцов:
Артиллерию использовали, но так, боялись по нам попасть, потому часто были перелёты. Боялся нач. артиллерии по своим попасть. Поэтому сначала дымовой, а уже потом корректировка и боевым. Поскольку боялся по нам попасть, очень много перелётов. Сказали долбануть по депо, там от вокзала метров 300, вроде бы безопасно, но он боялся попасть по нам и всё тоже, в основном, в перелёт.

Командир обс 90 гв. тд подполковник В. Ситников:
"Когда снарядом пробило крышу вокзала, поняли, что это артиллерия.
У чеченцев артиллерии в городе не было. Значит наши. Попробовали с ними связаться. Те уверяют, что работают по цели - локомотивному депо. А депо в полутора километрах от вокзала( ?? ). Попросили их дать по цели дымовой снаряд. Те дали дымовой по "цели". Снаряд разорвался прямо посреди привокзальной площади. Только после этого артиллерийский обстрел прекратился."

Радиоперехват:
"Слиток-11" - сейчас вокруг тебя заградогонь ставят, всех людей спрячь в укрытие
комбриг - ... артилерия, близко ..., близко, по депо бы отработали...
11-й - ... я понял, по депо тогда соориентируй, прием...
комбриг - ... дымовым, один снаряд - огонь, я не могу разобрать где чьи разрывы...

По словам Рустема Максовича :
" Против нас воевали ополченцы сначала с абхазским батальоном (командовал не Басаев), потом 1 полк ДГБ подтянули."

Ю. Клопцов:
На путях стояли цистерны наливные, вот с наступлением темноты боевики их подожгли из гранатомёта, получилась неприятнейшая ситуация. Мы освещены пламенем. А сами не можем видеть, т.к. пламя слепит и не видно в темноту.

Игорь Вечканов:
Выходил Масхадов на меня. Это было 1-го где-то около часу ночи. Получилось как, мы же не знали, что там вот рынок. От нас наверх, вокзал вниз, а рынок вперёд на подъём, мы же не знали, что у них там штаб стоял. Двухэтажное здание из белого кирпича было. Если фронтом стоять к Реском между двумя вокзалами, то это здание ровно по центру было. Это здание просматривалось с вокзала.

Видимо шальными снарядами, когда оттуда стрельба шла, мы начали задевать их, поэтому они начали активизировать свои действия. Но мы тогда не знали, что это за здание, потом уже узнали, когда допрашивали пленных.

Потом начали мы его сносить. Ночью 1-го [в ночь с 31-го на 1-е] я на танке между пятиэтажкой вот этой [ на ул. Комсомольская], ( у меня была карта, куда-то я её год назад потерял, карта была чеченская, можно было сориентироваться, сейчас уже забываю, конечно, всё это ) проезжал мимо сараев, хотел выйти к этому штабу. Танк провалился в какой то погреб и сверху вся эта дребедень на меня посыпалась, но это и спасло. Они с гранатомётов лупили, а сверху всё это, шифер и прочее, всё, но сам танк выйти не мог.

Вызвал артиллерию. Когда артиллерия наша долбила, рядом упал снаряд, так, что танк аж весь затрясся, весь подбой поотлетал, все плафоны полопались. И они потом спросили, чтобы я огляделся, куда ещё долбить, где-то минут 5 они работали там. Эта воронка рядом помогла выйти нам с сарая этого. Провалились, пушка упёрлась, ни взад, ни вперёд не идёт, гусеницы скребут. Сбоку и сзади где-то упали эти 2 снаряда, счастье, что на танк не попали, землю разрыли и боком мы вышли, а другие танки подойти не могли, потому что я полностью завален этим дерьмом, а выходить тросы цеплять – это лишних людей терять.

Там как раз мы встретились с Чмирёвым, вместе начали обороняться. Это было, пересеклись мы с ни в 11 вечера 31-го числа. Мы состыковались, свои действия организовали, взаимодействие.

Из журнала боевых действий 81 мсп :
1.00 - "Каток" (8 ТР) ведет бой на правой части вокзала, просит огня артиллерии по отметке 129,9. На этой же частоте работают боевики, требуют от "Катка" сдачи в плен.

Из объяснительной ст.пр-ка Хусаинова:
Где-то ночью командир роты предупредив нас вызвал огонь артиллерии на себя, его танк был проваленный в здании, потом он вдруг выехал на перекрёсток и, прикрывая отход БМП и танка 188-го [прим. от создателей сайта: танка №188 не было в районе вокзала. номер Хусаиновым перепутан], командир роты с каким-то капитаном с Майкопа [пояснения Вечканова: это вот и есть Чмирёв], вывели ещё 7-8 человек с близлежащего здания и на «Тунгуске» вывезли остальных к зданию старого вокзала, где стояли наши войска.

Игорь Вечканов:
У майкопцев были БМП-2, они быстро отстрелялись, они их в 2 ряда поставили перед вокзалом, с торца рампы, где в сторону депо, они туда БМП загоняют, подолбит минут 5, её подобьют, сзади меня стояли, они танком её столкнут – следующую загоняют. Мне это быстро надоело, я прямо в здание вокзала действующего загнал свой танк (именно мой танк) и пока БК не закончился, мы эти точки в депо валили.

Ночью полностью они нас блокировали, майкопцы затихли, БМП уже не стреляли. Два танка подбили перед вокзалом, которые я видел, а мы решили перегружать запасные боеприпасы. Они это дело засекли, хотели с верхних этажей влупить с гранатомёта, тут уже мне ничего не оставалось.

Мы закрылись в танках, они подошли, с автоматов тримплекса расстреляли, хотели живыми взять. 400 метров от нас был штаб Масхадова, 2-х этажное здание, мы его снесли на следующий день, они в подвале сидели, они глушили все наши частоты. С горем пополам, прыгая с одной запасной частоты на другую, вызвал огонь артиллерии на себя. Они там все упились (подумал я), 20 минут проходит – ничего.

Я выхожу на Никулина и говорю: «Если я живым выйду, я всех там из артиллерии на зелёнке перебью». Потом уже я узнал, когда уже вышел, нач. артиллерии дивизии сам лично поехал, подготовил данные, которые я по карте передал. Я передал [ координаты стрельбы ] прямо на нас. Он по связи своим сказал, они мои переговоры не слушали, т.к. там не до этого и я на другой частоте работал, там и так вклинивались эти чечены, Ковалёвы всякие, правозащитники и прочая мразь.

Вышло так, боевики просочились со стороны «Вулканизации» к зданию нового вокзала. Потом вот эта улица, к вокзалу спускается параллельно Орджоникидзе – Комсомольская. Вот со стороны её ещё, там на углу две пятиэтажки стояли . Они оттуда, дворы-то не контролировали, они оттуда просочились, и с Орджоникидзе с этих пятиэтажек, что напротив «Вулканизации».

А шла перезагрузка. Два танка дежурных были, они по моей команде открыли огонь, но там уже получилась мёртвая зона, не охватывали. Нам уже ничего не осталось, потому что они уже лазили по танкам, простреливали тримплекса, это удивительно, хотели, видимо, живыми взять, не стреляли из гранатомётов, наверное, хотели танки захватить. Это было 1-го в районе 3-х ночи.

Из объяснительной ст.пр-ка Хусаинова :
Поближе к 12 ночи 31-го декабря противник открыл сильный огонь по танкам во время перегрузки боеприпасов с какого-то непонятного оружия. Они подбили оставшиеся 3 танка Т-72, один танк заглох, отошёл за угол., в последствии на который пересел командир роты. Несколько БМП появлялись. Много боевиков в серебристых маскхалатах, лазили по танкам, расстреливали тримплекса наших танков, с гранатомётов или подобного оружия не нашего производства.

1.40 - "Султан" (Ситников) - ком. ОБС - 5 раненых, здание вокзала и подступы простреливаются гранатометчиками и снайперами, не может эвакуировать раненых.
2.45 - "Султан" - 5 убитых, 10 раненых.
3.20 - "Каток" - подошел на помощь к "Султану", ведет бой.
3.40 - "Султан" загружает раненых на подошедший танк и "Тунгуску".
4.15- "Султан»" загрузил раненых на броню, вывозит к соседу (131 бр)
5.00 - "Султан" отправил раненых к зданию вокзала к майкопцам

Игорь Вечканов:
Где-то под утро перегруппировались, Бурлаков вышел на меня, чтобы я его вытащил, он был весь израненный, он от меня находился в метрах 150 в пятиэтажках за вулканизацией. Посылаю танк, теряю, экипаж спасли, потом берём пехоту майкопцев, Чмирёва и на 3-х танках вылетаем туда, подгоняем приданную нам Тунгуску, всех грузят на Тунгуску, увозят в здание вокзала, мы же заново занимаем оборону.

Из объяснительной л-та Валуйских:
Где-то к утру, под прикрытием «Тунгуски» мы произвели эвакуацию к вокзалу [пояснения Вечканова: это как раз тот случай, я рассказывал, когда Бурлакова эвакуировали, 2 танка потеряли и «Тунгуска» там стояла]. «Тунгуска» остановилась возле 4-х-этажного здания [5-этажки] и заглохла, вела огонь, пока не кончились боеприпасы, откуда стреляли снайпера и гранатомётчики по танкам 8-й роты [пояснения Вечканова: то есть моим танкам].

Из объяснительной ст.пр-ка Хусаинова:
Мы держали оборону, по моему танку было совершено 4 выстрела из РПГ или подобного оружия. Справа от на по улице здания стояла наша пехота, БМП тоже вели огонь по зданиям, откуда стреляли. Командир роты отправил нас забрать раненного начальника штаба полка и бойцов, но танк под командованием Гудкова выехал на перекрёсток, прикрывая БМП с майкопской, который забрал раненных, но танк подбили, солдат перебежал в здание вокзала.

6.15 - Ситников ранен в голову.
6.30 - "Каток" занял оборону вместе с бригадой на левом фланге вокзала.
8.20 - "Султан" (Бурлаков) потерял много крови, эвакуировать нет возможности, сильный обстрел.

*****************************************************************************************************************************

К утру 1-го января были оставлены занимаемые ранее здания "поликлиники", здание "вулканизации" и дом в частном секторе, занимаемый ранее группой начальника штаба мсб 131-й омсбр майором Ю.Чмиревым.
В здании вокзала был развернут медсанбат, куда, по возможности, были эвакуированы раненые.

Из рассказа Семена Борисовича Бурлакова :
В ночь на 1-е января удалось выйти на связь с бригадой. От них узнали, что в здании вокзала развернут госпиталь. После этого часть раненых отправили на вокзал. Госпиталем это назвать было трудно, так, помещение, где 3 медика без медикаментов пытались как-то помочь раненным, коих было порядочно, с различными ранениями.

Начмедслужбы 1 мсб Н. Тупиков:
К утру 1 января к нам стали пробиваться уцелевшие солдаты и офицеры 81- го полка, нашего 2-го батальона, других частей. У нас уже было 53 тяжелораненых, легкораненых мы даже не считали, так как после оказания им помощи они возвращались на боевые позиции. Утром среди раненых появились первые умершие. Очень тяжело для нас — врачей — было осознавать, что, если бы удалось их вовремя эвакуировать, они остались бы живы.
Около 9 часов утра появилась связь: сказали, что помощь идет и надо продержаться еще около двух часов. Бой разгорелся с новой силой, наши позиции уже расстреливали из гранатометов почти в упор, применяя это оружие даже по одиночно передвигавшимся бойцам. Заняв круговую оборону, под диким обстрелом мы продержались еще около двух часов.

Ст. л-нт мед.сл. О. Кожура:
Раненых становилось все больше, одна комната, потом вторая, третья, уже сам зал этого вокзала заполнялся раненными, всех раненных клали на пол. Их считали, комбриг периодически меня вызывал и спрашивал: "Сколько раненых?"
Я говорю - Двадцать пять! Потом уже - 35, 56, 73..! Потом уже на каждого целого по два раненых приходилось.

Зачастую приносили уже мёртвых.
Я говорю - Ну вы хоть трогайте их, они холодные, ну хрена вы их тащите сюда?! Пока их доносят - рискуют жизнью! Потом уже за убитых возьмёмся.

А тяжелораненые лежат и в связи с отсутствием специализированной помощи со временем умирают. Раненных мы клали поперек стен, умерших выносили, а 1-го января в связи с усилившимся обстрелом, умерших раненных уже не могли унести.

Мы одному солдату ночью ногу ампутировали, а ему, как бы, не больно особо, он не чувствует, "прибитый" промедолом. Он говорит: "Ой, вы мне помогаете, давайте я вас конфеткой угощу, у меня тут три "ириски", возьмите, пожалуйста, вы же мне помогаете!" А мы ногу ему удаляем...

В обычной жизни нам, медикам особо не придают значения, а тут, когда видят, что мы не разгибаемся, всё время что-то делаем, всем раненным оказываем помощь - тогда нас оценили. Мы сначала с Волощуком так же, как все стреляли, а потом нам сказали: "Так, ну-ка, спрятались далеко и глубоко, что бы на вас царапины не было!"
Говорили: "Вот, смотрите, он пришел, чего-то они там ему сделали, чего-то зашили, чего-то забинтовали и он опять пошел стрелять!"
Тут нас стали даже защищать.

Вначале мы выносили погибших, а потом перестали, не до этого было, да и не выйти уже было. Всё простреливалось!
А потом начались крики, это первого числа уже: "Экономьте патроны! Мало патронов!"
Волощук мне говорит: "Ну п...ц! Экономьте патроны! Ну, началось!"

Когда уже шел бой, пришли двое вооруженных боевиков, как бы, парламентеры, с белыми тряпками на дулах автоматов. Говорят: "Мы хотим видеть командира бригады".
До этого были с ними переговоры по рации, друг друга материли столько раз, что даже надоело все это.
А тут приходят они как бы "живьем". Говорят: "Проведите нас к командиру!" - , фамилию его знают. Их подвели, говорят: "Ну, вот командир". Он уже раненый был осколком в ногу, я удалил осколок и обработал рану. И вот он сидит, на каком-то стульчике там, говорит: "Ну, я командир бригады." Они говорят: "Точно это Вы?!"
- Да, да, я командир бригады, полковник Савин. Говорите, что Вы хотите?
Один вынимает "лимонку", это - Ф-1, вынимает чеку и бросает в него!
Это при мне было. Кто-то схватил эту "лимонку", выкинул ее подальше. А комбриг сидит, ситуация и так говно, а тут еще такое... Он сразу говорит: "В расход их!" Ну, как-то так сказал.
Их тут же схватили, оружие отобрали, отвели за угол, и расстреляли. Ком 1-й роты выполнил приказ комбрига. И вот он пришел ко мне, а у него руки трясутся.
Я говорю - Ну чего ты, расстроился так?
Он говорит - Нет-ли у тебя, валерьянки какой?
Я - Извини, уже ничего нету.
Я, как он расстреливал, не видел, но знаю, что это он их там за углом...
Он говорит - Я и раньше стрелял в бою, но это когда враг далеко, а когда человек разоружен и рядом, тут мне было конечно тяжело.

Информация от Павла Милюкова:

Младший сержант Михаил Ибрагимов, 2мср 131 омсбр:
Раненых скидывали в этом здании. Этот бедный начмед там лазал среди раненых… Ему памятник при жизни поставить надо, как он там с ними нянькался … Они там орут, визжат со всех сторон, а он там с ними бегает… Ну, мужик молодец! Раненых и трупы, всех, короче, скидывали к нему. Потом он хоть сообразил, хоть трупы от раненых вытащили.

*****************************************************************************************************************************
Утром бойцы группы Ю.Чмирева заняли строящееся здание, туда же отошли экипажы "Тунгусок" зенитного девизиона 131 омсбр.


Недостроенное здание. 1-го числа здесь заняли оборону бойцы Ю. Чмирева, экипажы "Тунгусок" зенитного дивизиона 131 омсбр и подразделения ( огнеметчики ) приданные 81 мсп

О действиях зенитного дивизиона 131 омсбр ( Книга Памяти, Майкоп ) :

КУЗНЕЦОВ АНАТОЛИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (1962-1995)
Капитан. Заместитель начальника штаба зенитного дивизиона 131-й отдельной мотострелковой бригады
Солдат о командире:
"Здравствуйте, уважаемый Анатолий Максимович! Пишет Вам Хан Валерий.
Перед самым штурмом его перевели командиром установки, так как не хватало командного состава…
После того как у нас подбили всю технику, мы на ночь заняли оборону в здании около вокзала.
Ночь мы продержались без потерь. Утром мы перебрались в другое здание (недостроенное) [ здание "Стройки"].
Уже в полдень поступил приказ собраться в главном зале этого здания. Когда мы собрались и стояли около стены, в нас угодил минометный снаряд.
Когда я очнулся, то увидел, что товарищ капитан лежит, и я сразу увидел его раны. Я с лейтенантом Постновым занес его в коридор. Больше никто не захотел выходить под обстрел, даже офицеры.
Я его раздел и начал перевязывать. У него было очень тяжелое ранение. Нужно было переливание, да и в основном медицинская помощь не такая, какую я ему мог оказать. Он очень сильный человек, после такого ранения люди если живы, то не приходят в себя. Но он был в сознании, когда нам нужно было переползать в вокзал. Когда мы уже приготовились к броску, он позвал меня.
Я подсел к нему. Он попросил меня, чтобы я вколол ему еще промедол и оставил его там. Он сказал, что будет мешать нам и чтобы мы его не тащили. Но я так не сделал.
Мы принесли его в вокзал. Там был квалифицированный мед. брат. Он стал убирать мои повязки и накладывать новые, и тут он [Кузнецов] умер."
[ об этом упоминал в своих воспоминаниях Николай Рябцев :
" Насколько я знаю, из наших там [ в " стройке " ] вроде никого не было ( возможно и ошибаюсь). По крайней мере 1 Января.
Когда в госпитале лежал с бойцом из зенитного дивизиона ("Тунгуски"), он мне говорил, что они находились в том трёхэтажном кирпичном здании (по Зряднему - гостиница)." ]

СМИРНОВ АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1973-1995)
Старший лейтенант (Досрочно). Командир зенитно-ракетного взвода 131-й омсбр )
Из письма Алексея Терехина, механика-водителя «Тунгуски-607» [на самом деле - №606].
«Дорогая Зинаида Анатольевна, честно сказать, не ожидал письма от вас. Да, я действительно был с вашим сыном в тот чертов день в одной машине. Утром начался бой, вскоре все машины были подбиты, осталась только наша. Слышу по рации, что лейтенант Гуща с другой машины ранен под сердце, что 605-я потерялась, 602-я горит, в 604-й раненые... По нам попали раз восемь, но машина все равно работала. А в 13 часов подшибли окончательно. Меня оглушило. Когда пришел в себя, Алексей что-то кричал, но я вначале не слышал. Потом, придя в себя, понял, что лейтенант дал команду покидать машину, что он нас прикроет... Выскочили Владик Ткалун, Алексей, и тут раздалась очередь. Я впервые увидел, как пули входят в человека. Одной очередью убило Владика и ранило вашего сына в таз и голень. Я побежал на вокзал за помощью. Вернулся, когда Алексея уже перевязали. Потом его увезли, как и всех раненых, на БМП, по дороге расстреляли очередями. Трупа Владика на месте, где оставил (под машиной), почему-то не было...

ТКАЛУН Владислав Николаевич
рядовой, старший оператор зенитно-ракетной батареи зенитного дивизиона 131 омсбр
Старший оператор зенитно-ракетной батареи зенитного дивизиона 131 отдельной мотострелковой бригады рядовой ТКАЛУН Владислав Николаевич с 9 декабря 1994 года принимал участие в выполнении боевой задачи по разоружению незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики. В условиях, сопряженных с риском для жизни, проявил мужество и отвагу.
С честью исполнял свой воинский долг. В ночь на 1 января 1995 года в составе первого штурмового отряда под командованием командира бригады полковника САВИНА И.А. выдвинулся в район железнодорожного вокзала г. Грозный. В ходе ожесточенных боев в районе вокзала умело действовал в экипаже боевой машины «Тунгуска» № 606 и отражал нападение боевиков. 1 января 1995 года, по словам рядового Терехина, они вели огонь по боевикам из автоматов лежа у боевой машины. В это время он увидел, что в рядового Ткалуна В. Н. попала очередь из 6-8 пуль в левую сторону в незащищенное бронежилетом место. Рядовой Терехин побежал на вокзал за помощью, но вынести ТКАЛУНА В.Н. не смогли.

Дмитрий Архангелов:
Одна из "Тунгусок" произвела два выстрела ракетами в дом слева от "Славы железнодорожникам..." . Первая ракета прошла выше, была неисправна автоматика наведения, а второй выстрел попал в цель.


Хрущевка слева от "Славы железнодорожникам..."

Начальник оперотдела 131 омсбр подполковник Ю. Клопцов:
"На следующий день к нам откуда-то прибился, не знаю, как он прошёл, танк Т-80 Самарского полка. Экипаж весь погиб, один старший лейтенант остался - контуженный, заикается. Попросил воды попить - воды нет. Если хочешь, говорим, есть шампанское. Он сделал два глотка, так мы эту бутылку там и бросили."

*****************************************************************************************************************************
О действиях 2-й мср 81 мсп 01.01.95:

Алексей Плотников ( воевал в составе 2 мср ):
С рассветом как прорвало, атака за атакой, наводчик не мог забраться в люк - работал снайпер. Я пристрелял примерные точки его расчета, так как бил с моей стороны (лишь тогда ощутил я по настоящему мощь ПКМ). Командир силой загнал наводчика для контрольных залпов по окнам. Я с ПКМ крыл одну сторону, где в 30м были мет. ворота, а экипаж крыл мой тыл (тогда появились первые потери - здоровый парень вроде бы с Майкопской бр. - очередь в грудь). Были раненные [После обстрела танком], я поменял свой пкм на акс и открыл счет 3:0 в упор (пока наши обедали - я караулил). Кстати, где-то рядом набрали сок 3л. банки. Танк выстрелил в здание где наши пили сок на 2 этаже, осколки , порезов море. Я был на улице, повезло.


на товарной станции

ЗКВР 2 мср В. Константинов:
Про банки с соком. Когда раненных принесли в первый раз, я забежал, у нас там небольшой закуток был, где снаряжали магазины, там держали боеприпасы, то есть это пространство не простреливалось. Тогда, помню, механика моего ранили, укол ему сделали. Хотел ему сок дать, воды как раз не было. Я только взял банку, пригубил, и как раз вот танк выстрелил, здесь Черниченко ранило. Это была 72-ка, я сам его не видел, но говорили, что это 72-ка подъехала, порушились балки крыши, порезов куча.


вокзал

*****************************************************************************************************************************

1-я мср 81 мсп продолжала удерживать здание "Управления", что не позволило чеченцам завершить окружение района привокзальной площади. В противном случаи , отход с вокзала вечером 01.01.95 остатков 131омсбр был бы вряд ли возможен.
До самого отхода (пр. 18:00) юго-западный сектор площади оставался под контролем 1-й мотострелковой роты 81 полка.

здание вокзала , за ним - "стройка"

Свидетельство очевидца [ 1 мср 81 мсп ] :
" Утром мы поздравили ребят из майкопской бригады, которые оборонялись справа [ у здания " Вулканизация " ]. И только успели к себе вернуться как чеченцы вовсю начали долбить. Силь­но доставалось правому флангу. Стре­ляли и в левый. Но мы тоже в долгу не оставались... Самое досадное, что к этому времени пропала связь. Она и так была неважной. Боевики постоянно выходили на наши ча­стоты и глушили их. Когда рота заняла зда-ние [ здание " Управления " ], капитан Березуцкий успел доложить об этом комбату."

февраль 1995. Вокзал - вид из "стройки"
Игорь Вечканов:
1-го числа после часу ночи, после удара, когда я артиллерию на себя вызвал, вроде передышка была небольшая, 15-20 минутная, я начал искать свою пехоту. Начали разбираться с Никулиным.
Я начал кричать: «Ну и где же наша пехота?!» Он говорит: «Вот тут и тут».
Я говорю - хрен тут, нету, я всё объездил вдоль и поперёк.
Березуцкого я так там и не встретил. Потом на них уже наткнулся, хотя всю ночь они рядом стояли. Вот в это время Березуцкий вышел на связь, обрисовал где находится, но мне туда смысла не было идти, а так всю ночь его на связи я не слышал.
Они в гаражи БМП загнали и там за пятиэтажкой стояли возле поликлиники (почему подумал, что поликлиника, не помню уже), смысл, получается, левее-левее нашего фланга, бля. По-сути, главный удар наносился на вокзал, они там вне удара сидели. Смысла не было.

Между 11 и 15 часами 1-го числа, выкурили мы нашу пехоту с подъезда, собрали всех разрозненных, набралось человек 25, где-то, вот тогда Никулин переподчинил их мне, тогда уже я с ними стал. Я же сам с 6-го полка, фамилий не помню, Куц по-моему у них там был ротный [прим. от создателей сайта: Куц - взводный из 2 мср 81 мсп].
Он-то меня не знает. Я говорю, - « давай на второй этаж [ строящегося воезала ], там боеприпасов и оружия мы много у духов набрали».
Ставлю задачу, он ни в какую, говорит,- « я тебя не знаю, не подчиняюсь». Там не до стрельбы, выхожу на связь на Никулина, подзываю его, по шлемофону он даёт тому команду, чтобы перешёл в моё подчинение.
Они заняли второй этаж нового здания, я им подкинул боеприпасов, гранатомётов и они уже начали нас прикрывать, нам полегче стало. Вот с ними бились до конца, до вечера.

Один танк у меня, 185-й, стоял спереди вокзала красного, по нему лупили со всех сторон. Я им командую назад, чтобы проломили забор и заехали в здание вокзала. Механик покойный Котляр боится. Я им сказал – « короче, 2 раза ударили – недолёт, следующий, ваш будет », видимо испугался, гранаты прямо перед ним уходили в асфальт, он ломанулся и заехал в здание, нормально всё.
Этот же экипаж, там Дайлида наводчик, они снайпера сняли с крана башенного, снайпер там лупил, кран этот стоял прямо напротив здания стоящегося вокзала. Это было в промежутке с 13 до 15 часов 1-го числа, может даже с 11 до 15.

НО танка №185 ряд. Дайлида

Из объяснительной наводчика танка №185 Дайлиды:
При попытке вылезти из танка, пулей мне прорвало рукав бушлата, я одел шлемофон на автомат и высунул наверх, пуля пробила шлемофон и ручку автомата, но я заметил, откуда стрелял снайпер [пояснения Вечканова: это вот с подъёмного крана, что я говорил]. Вместе с командиром Ивановым выскочили из танка и расстреляли из автоматов, оттуда вывалился снайпер.

**************************************************************************************************************************

Начальник оперотдела 131 омсбр подполковник Ю. Клопцов:
"Днём начали считать раненых, собрали всех в одно место. Кончались патроны, считали поштучно, делились друг с другом."

Михаил Ибрагимов, командир отделения 131 омсбр:
"...уже на вторые сутки первый был убитый с нашей роты - Агтаев Саша (снайпер) < ... > ,потом второй парень - Стуков, он наводчиком-оператором был < ... >, выпустил все снаряды из пушки, из ПКТ < ... >, а когда стал вылезать из БМП его убили."

Танки Т-72А 131 омсбр, действовавшие на ограниченном пространстве привокзальной площади, отстреливались до последнего.
После каждого выстрела из танка он сразу же подвергался обстрелу из нескольких РПГ с разных направлений. Так был подбит Т-72А (борт №533) - в его моторно-трансмиссионное отделение попало 4 или 5 гранат из РПГ. Вспыхнув, машина взорвалась, но экипаж, к счастью, успел эвакуироваться.
В танк Т-72А (борт №537) угодило 6 или 7 гранат из РПГ, боекомплект сдетонировал сразу, экипаж машины погиб.
В Т-72А (борт №531) было 6 попаданий, после четвертого (выстрел был произведен из РПГ) башня накренилась. Последним с расстояния 100 м в башню со стороны командира танка угодил бронебойно-подкалиберный снаряд. От удара с торсионов сорвало люки в башне, наводчик-оператор А. Стасько получил тяжелую контузию, от осколков брони его спасла казенная часть орудия. В башне начался пожар, механику-водителю и наводчику-оператору удалось покинуть горящую машину, которая через 20 минут взорвалась.
В документальном фильме "60 часов Майкопской бригады" показаны также подбитые на привокзальной площади танки с бортовыми номерами 530 и 715.

По словам очевидцев в районе 11 часов 1 января рядовой КРАВЧЕЧКО В.Н. вместе с командиром взвода старшим лейтенантом Гринченко С. А. подбежали к танку № 536 для эвакуации погибших, но в это время танк взорвался, их больше никто не видел.
Командир танковой роты м-р Черный Андрей Владимирович, а так же личный состав оставшийся в живых его не видели. По словам очевидцев он и ст. л-нт Гринченко С.А. а так же ряд. Кобелев А.Н. (механик-водитель танка №530 ) побежали к танку , забрались они в танк или нет никто не видел. Танк впоследствии взорвался

НОВИКОВ СЕРГЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (1975-1995)
Рядовой. Наводчик орудия танка №535, 3-й танковой роты 131-й отдельной мотострелковой бригады
"Письмо командира роты родителям Сергея [Новикова].
Здравствуйте, уважаемые Анатолий Тихонович и Татьяна Федоровна! Пишет Вам командир роты, где служил Ваш сын Сергей. Я не знаю, как писать и что сообщать про Сергея, но напишу все как было. 31.12.94 г. моя рота в составе 1[-го] мотострелкового батальона вошла в г. Грозный и заняла железнодорожный вокзал.
Сергей был наводчиком орудия танка № 535.
Ночь с 31-го была относительно спокойной, лишь иногда раздавались одиночные выстрелы, но к 9:00 1.01.95 г. огонь со стороны чеченских боевиков усилился. Танк, где был Сергей, прикрывал вместе с танком № 536 правый фланг железнодорожного вокзала.
Около 11:00 1.01.95 г. танк Сергея произвел несколько выстрелов и был подбит. Экипаж, где были еще ряд. Янковский [Александр Алексеевич] и ряд. Стасько, а также Ваш сын Сергей, выскочили из подбитого танка. Но не успели они добежать до здания вокзала, как прямым попаданием в Сергея из гранатомета он был убит.
Остальные члены экипажа были ранены.
Труп Сергея оттащили в правое крыло вокзала, которое было разрушено после взрыва танка № 536. Раненый Янковский Саша пропал без вести, после того как раненые были погружены и отправлены на БМП в тыл …
Командир 3 тр майор Черный Андрей Владимир.[ович] 15.03.95 г."

Наводчик орудия танка Т-72 танкового батальона 131 отдельной мотострелковой бригады рядовой Рыков Андрей Александрович .
В ночь с 31 декабря 1994 года на 1 января 1995 года в качестве наводчика орудия танка № 531 первой штурмовой группы бригады отражал атаки боевиков у железнодорожного вокзала г. Грозный.
В ходе беспрерывного обстрела бандитами действовал решительно и смело, проявлял отвагу и мужество. Танк №531 был подбит боевиками и сгорел.

танк № 530 у здания вокзала

Игорь Вечканов
72-ка майкопской бригады, она стояла ул. Комсомольская. У них танков видимо мало осталось, она с ул. Табачного выезжала, поворачивала на Комсомольскую до уровня дома с левой стороны, разрушенного. Метров 15 вперёд рывок делала, делала пару выстрелов и уходила задним ходом. Пристреляли так, что челноками она раз 8-10, а потом её подбили. Там нашли украинского бойца с оторванной головой. Это был наёмник в абхазском батальоне, УНА-УНСО. Это было первого числа до 12, в первой половине дня.

Техника бригады между центральным выступом вокзала и стройкой

СМОТРИ СКРИНШОТЫ ИЗ Д/К ФИЛЬМА "60 ЧАСОВ МАЙКОПСКОЙ БРИГАДЫ

Николай Рябцев:
"1 Января духи подтянули одну или несколько пушек и били по вокзалу прямой наводкой.В основном по второму этажу, я думаю потому что, с той позиции ( со стороны дудаевского дворца) с которой они били, первый этаж был от них закрыт нашей подбитой техникой. Это обстоятельство нам сильно помогло."

Радиоперехват:
комбриг - ...я - 10-й, нахажусь в вокзале , не пойму кто хуярит с танков, с гранатаметов...

Дмитрий Поздняков, механик-водитель танка №517:
Все как то непонятно было… У нас такие офицеры были, какие то бараны. Когда уже отступать стали с вокзала, сказали – идите, соберите оставшиеся оружие, что есть, с бмп. Блять, приносят АГСы! 60 часов там торчали без АГСов. Приносят АГСы, огнеметы, гранатометы! Где раньше то было!? Принесли, когда надо съебыватся и это все надо на себе тащить, а там раненых как говна! В таком вот в жанре, в русском … Вот этот капитан, Чмирев, вот он единственный там был нормальный, с солдатами там бегал чего то, оборонялся. Остальные, я вот помню как двое шкерелись там, боялись куда то выйти. Вот командир бригады был мужик, Чмирев, остальных и не помню.
Дагестанцы, кстати, воевали жестко. Вот даги – вот молодцы! Один там пулеметчик лег под бмп и стрелял. Все такие даги были, у окон стоят, один автомат чистит, другой стреляет. Я им патронов насобираю, принесу, в начале то дохрена патронов было. Они уже их там заряжали, стреляли. Если бы не даги , может там нас еще быстрей бы поубивали всех. Молодцы, бились они там насмерть просто.
И вот этого снайпера помню, которого в фильме показывали, как его на стуле таскали, как он на этом стуле у окошек сидел, щели ему в мешках делали, он со снайперской винтовки стрелял.
Помню, как в ларек бегали за водой для раненых.
Из «дома Павлова» били они с верхних этажей. Второй этаж – там все разнесли, вылезти нельзя было. Помню, гранатометчик в меня в упор стрелял. Он прямо на вокзальную площадь вышел, прямо к танкам, а я вышел в крыло, там окно такое здоровое, с решеткой. И вот он прямо из-за танков в меня выстрелил. Граната в решетку попала, отскочила и в стенку рядом со мной врезалась. Она не взорвалась, это я потом уже выяснил, что она только с 50 метров взводится. А он стрелял в меня в упор прямо, то есть гранатой меня хотел убить просто! Она секунд 20 крутилась на полу, я за стеной спрятался, и она взорвалась.
Потом, в самом конце чеченцы в вокзал зашли, мы в одном крыле, они в другом крыле, в дверях появились. Мы в них гранаты кидали, закидывали. Ну, их там, наверное, мало народу было, легли сразу, не полезли на рожон.

Ст. л-нт. мед. сл. О. Кожура:
Надо сказать про офицеров, вот капитан и ниже - те сражались, а майор и выше, всё, сидят под стеночкой. Они изначально не хотят этой войны, и на работу ходят совсем за другим, квартиры и все такое... Все эти майоры, подполковники - сели рядом с комбригом как птички. Сидят, в рот ему смотрят, и думают, что он им сейчас, ну я не знаю, манну небесную раздаст, и они счастливо уйдут по своим квартирам полученным, годами заслуженными...
А вот Клупов - это единственный, грубо говоря, боеспособный человек в бригаде. Я его запомнил. Там все прятались, сидели, а Клупов ходит во весь рост.
Я говорю - Рустик, сядь, пригнись! Мне и так работы хватает, а тут ты еще ходишь как живая мишень.
Он говорит - Тут и так все сидят, посмотри, все попрятались.
Ну понятно попрятались, то же понять можно людей - и семьи и дети... Страшно! А он ходит.
Я говорю - Ну ты то хоть сядь!
А он отвечает - Если я сяду - то вообще тогда никто не встанет.
Клупов, на него смотришь, возникает зависть даже такая! Ну, как человек ничего не боится?! Он устал потом. Я вижу, что он уже "никакой" вообще! Мы же не спали, не ели ничего.
Он приходит, спрашивает: "Ну, как тут у вас?"
Я говорю - Ну чего ты, не видишь? Хорошо, все нормально, как на войне.
Он говорит - Нас поджимают, и там уже сдали, тут сдали.
Уже в итоге один вокзал остался и все.

Я к комбригу часто ходил, он там в проходе сидел, между двумя комнатами. Была рация у него, антенна торчит.
Я говорю - Ну будет нам там помощь, что-нибудь? Хоть что-то?
Он говорит - Нет помощи, не знаю…
Я - Ну есть же рация, вызывайте! Ну, хоть что-нибудь делайте!
Он мне гарнитуру протягивает, на, мол, сам вызывай, что хочешь, то и делай.
Я взял ее, ну что тут, - говорю, - где жать?! Алло, алло, прием!
А там - «Шшшшшиии…» А в ответ - тишина! Никто не отвечает!
Комбриг говорит - Вот такая у нас помощь!
И бред такой! Новый год! Рация эта, которая молчит, шипит, никто не отвечает.
Это нереальность, этого, наверное, не каждый до сих пор понимает.

Мы с Волущуком бегали - стреляли, пока есть минута свободная. Ну, страшно конечно, но надо помочь чем-то, хотя бы проконтролировать - там, тут посмотреть! Мы как-то пошли в одно крыло вокзала, а там нет никого, вообще ни одного человека нет! Мы обалдели!
Нашли Клупова, говорим: "Слышишь, там нет никого!"
Он говорит - Как нет никого?!
- Никого вообще нет!
- Да не может быть! Там должен быть ..., называет кого-то...
- Ну, пойди, посмотри!
Он пошел сам, охренел просто!
- Ну как же так, - говорит, - заходи, голыми руками бери.

У нас бродили очень такие неприятно разговоры. Боевики кричали: "Солдаты, вы сдавайтесь нам в плен! У нас тут водка, женщины, тепло, еда, бросьте этих офицеров!" Они (солдаты) так смотрят боязно, может пойти, их же зовут. Я боялся, что они сейчас встанут все и уйдут. Вижу у них такое вот сомнение присутствует. Потому, что здесь [в бригаде] их гоняли, драли там, не кормили. А тут кричат: "Все тут - выпивка, еда, приходите к нам!" Но наши офицеры, так уверенно: "Так, всем сидеть! Стрелять! Обороняться!" Это же очень много значит!

Чмирева вот помню. Он был начштаба батальона. Вот он свою задачу выполнял на 100 процентов. Он писал списки, не смотря на то, что уже многих поубивало, до последнего пытался записывать кого, где убило... Это единственный человек, который чего-то записывал.


Здание "стройки" , слева – отстроенное заново здание вокзала , на переднем плане – пустырь , где раньше находился квартал частных домов между улицей Комсомольской и проспектом Орджоникидзе

Зам. ком. 4 мср 131 омсбр капитан Н.Н. Подкатилов:
"Во время боя 1.01.95 г. в районе ЖД вокзала дудаевские боевики прислали Володю [командир 1 мсв лейтенант Владимир Петрович Адонин] в качестве парламентёра.
Многие военнослужащие роты и многие офицеры видели Володю, видели как он разговаривал с командиром бригады п-ком Савиным.
Шёл бой и никто не следил за действиями другого. Куда затем исчез Володя, никто сказать не может, но многие предполагают, что он вернулся обратно к боевикам, к своим пленённым солдатам, потому что в разговоре с офицерами части он упомянул, что боевики сказали ему - после того как он передаст требования дудаевцев ком. бригады - вернуться обратно, иначе они расправятся с его экипажем.
Конечно Володя мог остаться на вокзале вести бой и, естественно, имел шанс выйти из Грозного живым. Но он не смог бросить свой экипаж, этих 18-19-летних ребят, и как подобает чести русского офицера - вернулся обратно. Вернее сказать - возвращался, а что было дальше: дошёл до своих ребят или нет и что с ним случилось - никто не знает."

Р. М. Клупов о гибели старшины Балтийского [ Балтийский Юрий Станиславович ] :
Балтийский был снайпером, старшиной во 2 мср, занимал позицию на парапете между крышей и рестораном. Погиб после попадания танкового выстрела в перекрытие и обрушения крыши.

Позиция старшины Балтийского

Рустем Максович Клупов сообщил также , что 1 января по позициям снайперов боевиков в 12-этажке работал АГС бригады. Позиция АГС располагалась ну улице у западного крыла вокзала.
Николай Рябцев :
Яшенков - зам ком. взвода 3 мсв 3 мср т.е. зам Аденина из Ростовской области Миллеровского района. Он выполнял задачу из АГСа по 12-ти этажке. Он прикрывал колонну помощи. 12-этажка была полна гранатометчиками и снайперами, оттуда расстреливали колонну. Как Максыч говорит, боеприпасов на тот АГС было всего 2 коробки.

Ю. Клопцов:
Потери людей на вокзале по 1 мсб и тр, на 12 часов 1 января - 18 человек убитыми и 47 раненными.
< ... > Боевики применяли против бригады тяжёлое вооружения и танки, миномёты и противотанковое вооружение, даже систему Град, артиллерию, только огнемётов не было.

********************************************************************************************************

Боевые действия 276 мсп 31.12.1994

Уже вечером 31 декабря были предприняты несколько попыток прийти на помощь к окруженным на вокзале.
Л.Рохлин попытался пробить коридор от РКБ к железнодорожному вокзалу силами 68-го орб. Рохлин вспоминал:
«Когда узнали о положении 131-й бригады, мой разведбат попытался прорваться к ней, но потерял много людей. До железнодорожного вокзала, где подразделения бригады заняли оборону, было около двух километров, напичканных боевиками».
[ В это время Рохлин командовал группировкой войск "Северо-Восток", в состав которой входил 8-й армейский (Волгоградский) корпус. Позже будет назначен командующим объедененной группировкой "Север". ]

Отдельно о действиях 276мсп.

Позывные 276мсп :
"Завод-35" - командир 276 мсп полковник Сергей Бунин
"Слово" - зам. ком. 276 мсп подполковник Сергей Владимирович Смолкин
"Фаска" - НШ 276 мсп подполковник Василий Долгов
"Орион" - рр 276 мсп

1-й мсб 276мсп в 5 часов утра 31 декабря начал движение через перевал Колодезный и к 6.30 вышел на позиции севернее поселка Садовый. К 8 часам на огневых позициях севернее отметки 218,2 начал разворачиваться артиллерийский дивизион. Как только самоходки встали на позицию, дивизион был обстрелян из ближайшей рощи гранатометчиками дудаевцев. Граната разорвалась в трех метрах от машины управления командира 2 батареи капитана Ильичева. Боевики успели выстрелить еще два раза, однако в машины не попали, а затем роща была накрыта гаубицами огнем прямой наводки
3-й мсб из-за плохого состояния дороги через перевал вышел в указанный район только к 9 часам. Командный пункт полка к 10 часам переместился в район Кошары. К этому времени разведывательная рота уже провела разведку моста через Алханчуртовский канал и маршрута выдвижения к Грозному.
К 11.30 1мсб вышел на рубеж: МТФ – 200 метров восточнее отметки 184,9. Здесь батальон был усилен танками 1-й тр под командованием ст.лейтенанта Зыкова. После огневой подготовки, в которой участвовали и танки, 1-й мсб к 12.30 преодолел Алханчуртовский канал и вышел на рубеж реки Нефтянка.
Затем вперед был выдвинут боевой разведывательный дозор. В БРД командир батальона назначил 1-й мсв под командованием лейтенанта А. Иванова из состава 1-й мср. Командир взвода находился на БМП-1 № 312. Управлял машиной рядовой А. Алексеев, наводчиком-оператором был рядовой С. Заворин, командиром БМП – младший сержант Е. Ваймер. Кроме того, в машине находился старший стрелок рядовой Ю. Игитов. Взвод был усилен танком, которым командовал лейтенант В. Рулев. Наводчиком орудия был рядовой А. Дмитриев, механиком-водителем – А. Барабанов. Задачей БРД был захват моста в поселке Садовый.
Когда взвод Иванова вошел в Садовый, там было тихо, дудаевцы ничем себя не проявляли. Поэтому Иванов не задержался на мосту, продолжил движение и в районе частных гаражей в 12.45 попал в засаду. БРД был обстрелян из 100-мм противотанковой пушки МТ-12, нескольких РПГ и стрелкового оружия. Через 10 минут боя была подбита первая боевая машина пехоты, Иванов передал в эфир: «...Вижу противника, одна БМП горит, возможности отойти нет. Есть потери...». Танк был подбит выстрелом 100-мм пушки и загорелся, но лейтенант Рулев продолжал вести бой. В результате детонации боекомплекта лейтенант с экипажем погиб. Погиб и командир взвода лейтенант Иванов. Командир 1-й мср ст. лейтенант Кошелев вспоминал: «…Мой взводный погиб героем. Он отстреливался до последнего патрона. Несколько раз был ранен. Его добили пулей в затылок, только когда он потерял сознание…». В бою погибла и большая часть взвода, к своим выбрались только рядовые Заворин и Алексеев. Рядовой Игитов, окруженный дудаевцами, подорвал себя гранатой.

боевики на позиции противотанковой пушки МТ-12 "Рапира"

В 13.10 в бой вступил весь 1-й мсб, одновременно 1-я мср ст.лейтенанта И. Кошелева, усиленная танками 1-й тр попыталась помочь БРД.
В боевых порядках находился и заместитель командира батальона майор О. Бородай. Роту также ждал огневой мешок, было подбито шесть боевых машин. Механик-водитель БМП командира 1-й роты рядовой К. Чернышев вспоминал:
«…Мы вошли в Садовый прямо с марша, на полной скорости. С матрасами, спальниками, палатками – всем ротным барахлом, набитым в десантное отделение. Обстреляли гаражи, откуда по нам била «духовская» бронетехника, и двинулись в центр поселка искать Иванова.
Мы шли, а справа и слева от дороги вставали люди в белых маскхалатах и били по нам в упор из гранатометов. Я думал, буду бояться, но не боялся. Было такое ощущение, что все это происходит не со мной. Когда первая кумулятивка прошила броню, удар был такой силы, что распахнулись задние люки десантного отделения. Хорошо у командира был открыт люк. Только из-за этого и целы остались…».

Осколками кумулятивной струи был ранен заместитель командира 1-й роты по воспитательной работе лейтенант Р. Гадиев, находившийся на месте наводчика-оператора.
Ответным огнем в районе кладбища была уничтожена ЗУ-23 дудаевцев, а экипаж Зыкова с первого выстрела подбил 100-мм противотанковую пушку МТ-12, замаскированную в частных гаражах.
Танк командира роты в ходе боя прикрыл корпусом от огня дудаевцев бронетранспортер заместителя командира полка подполковника Смолкина, руководившего боем, а затем наехал на мину, взрывом которой вырвало первый каток с правой стороны. Однако гусеница не разорвалась и машина сама вышла из боя.
Командир роты вместе с экипажем пересел на танк № 416. Однако несмотря на все усилия, 1-й мсб не смог преодолеть сопротивления боевиков и к 14.30 отошел на 1 километр севернее Садового, где перешел к обороне района: отметка 280,3 – перекресток дорог – отметка 41,2.
Механик-водитель БМП командира 1-й роты рядовой Чернышев вспоминал об этом отходе на уже горящей машине:
«…Я несколько раз терял сознание. И мне казалось, что машина сама вывозила нас за деревню…». Уже в поле командирская машина получила еще одну гранату и взорвалась, к счастью, экипаж ее к этому времени уже покинул.

С учетом потерь БРД в 1-й роте погибло 16 человек: майор О.В. Бородай, лейтенант А.В. Иванов, сержанты и рядовые А.А. Букач, Е.В. Ваймер, В.Ю. Гладышев, В.Н. Иванов, Д.В. Кашин, К.В. Бугров, Е.В. Жуков, Ю.С. Игитов, А.Н. Кораблин, С.С. Николаев, С.И. Околелов, Д.Н. Пятков, В.И. Суслов, А.Р. Шигалов. Всего в 1 мсб было убито более 30 человек, подбито десять БМП.
Подполковник Смолкин вспоминал:
«…Мы знали, что нас пощипают, но не думали, что так сильно. Ушибы наши были ощутимы…». Лишь 2 января полковник Бунин и подполковник Ятло в результате переговоров с командованием отряда боевиков в Садовом смогли обменять трупы боевиков на тела своих солдат.

Между тем, 3-й мсб полка под командованием подполковника Беззубенко вошел в Грозный с севера продвинулся к улице Маяковского, где вступил в бой, потеряв 5 танков и 5 БМП. Батальон остановился, выставив блокпосты по улицам Первомайская и Лермонтовская.
Одна рота блокировала мост через Сунжу по улице Слободской.
Вечером 3-й батальон 276-го МСП предпринимает попытку прорваться к окруженным на вокзале.
Однако, в "районе консервного завода колонна наткнулась на сгоревшие машины" 68-го ОРБ перегородившие улицу, и не смогла продвинуться дальше. Личным решением командир 276-го полка Бунин С. возвращает батальон в исходное положение. Вероятно, эта колонна пыталась выйти на улицу Маяковского и двинуться к вокзалу по ней.

Next

Хостинг от uCoz